Публикации

Земельный вопрос не проще квартирного

zemlya-02Фанис Жаманбалинов получил в 1995-м году 10 соток земли на  Красном  кордоне. Участок взял с дальним прицелом, чтобы дом для подрастающих сыновей построить, потому что думать о том, где они будут жить, когда вырастут, заранее необходимо.  Налог на землю исправно платил все эти годы,  заодно строительными материалами запасался для предстоящего строительства. А когда в 2012-м году  подошло, наконец,  время стройку начать, то, будучи человеком основательным, решил прежде проконсультироваться:  сразу можно дом строить или нужно что-то дополнительное прежде сделать? Ему сказали, что документы сначала переоформить необходимо. Приступил к переоформлению документов и тут же понял, что с этим делом не всё так просто. С этого самого момента жизнь Фаниса Жамбалинова наполнилась особым содержанием и напряжением,  каким раньше никогда не наполнялась. Он, можно сказать, стал теперь совсем другим человеком, менее оптимистичным, более недоверчивым и нервным. Уже два года подряд бегает по разным кабинетам, но решить  неожиданно возникшую проблему так и не может.

Теперь по порядку. Взял Фанис в руки  госакт на землю и направился  в адвокатскую контору за консультацией. Уточнить хотел, можно ли ему вот с этим документом, в 1995-м году полученным, начинать строительство на своём участке? Ему там сказали, что сначала необходимо регистрацию участка  в ЦОНе оформить.  Пошёл в ЦОН и там сказали:  «Старые документы не регистрируем,  нужно поменять на новые».  Для этого направили в акимат.  Фанис пошёл в акимат, ему там выписали направление в гипрозем. Пришёл в гипрозем, затребовали справки из юстиции и ЦОНа. Собрал эти справки и снова вернулся с ними в гипрозем,  на этот раз   ему сказали, что у него нет технического плана, а без плана в этом деле никак не обойтись. Посоветовали обратиться к начальнику отдела гипрозема, господину Кузнецову, и с ним этот вопрос согласовать. Фанис обратился. Тот, в свою очередь, отправил его к начальнику отдела горархитектуры, который разъяснил, что нужна схема, и выписал направление к топографам.  Топографы  через две недели приехали, замерили, схему делали. Теперь уже, кажется, всё, что нужно есть, подписи только нет, которую должен поставить начальник отдела индивидуально-жилищного строительства господин Тулендинов (на тот момент он эту должность занимал). Пошёл Фанис к нему за подписью, но начальник вместо того, чтобы подписать, положил схему к себе в стол, объяснив это тем, что участок у Фаниса давно уже должны были изъять, и что он будет теперь проверять документы в течение месяца, выяснять обстоятельства. «Я тут же пошёл к его начальнику, – говорит Фанис, – господину Богатырёву. И он при мне звонит Тулендинову, говорит ему, что не было никаких изъятий и спрашивает, зачем  тот вообще взялся за это дело, ведь гипрозем должен этим заниматься. Но раз уж взялся, то пусть в течение десяти дней всё сделает. Но Тулендинов ничего делать не стал и схему не вернул. Тогда я официально обратился с заявлением в ТОО «Горархитектура», чтобы сделали схему. Три месяца ждал ответа, так и не дождался.  Я написал жалобу прокурору города. Месяц ждал, – ответа нет. Ещё подождал неделю и стал выяснять, почему нет ответа? Мне сказали, что ответ выслали по почте, чтобы я там поинтересовался, почему они не доставили письмо с их ответом. Я поинтересовался и выяснил, что письмо мне не доставили потому, что его никто не посылал. Тогда в прокуратуре вспомнили, что они не мне письмо отослали, а в Усть-Каменогорск и дали телефон одного из отделов прокуратуры,  который занимался моим вопросом. Позвонил, оказалось, что пока я ждал ответа и выяснял, почему его нет, там человек сменился,  а новый, вместо него поставленный, данной информацией не владеет. Тогда я пошёл к прокурору на приём. Приём проводил его заместитель. Объяснил ему, что жалобу подавал, а ответа нет до сих пор. Он вызывал того, кто занимался моим вопросом, и дал ему задание, чтобы немедленно ответ выслал, а мне говорит, что через неделю я обязательно его получу. Ответа я снова не получил. Но заместитель прокурора сказал мне напоследок удивительную фразу. Он сказал, что раз госакт имеется, схема не нужна. Вот с этой информацией от официального лица, что не нужна схема, если есть госакт, я снова пошёл в гипрозем. На месте Кузнецова уже сидел другой человек, он меня внимательно выслушал, посмотрел мои документы и сказал: «Сдавай, будем оформлять». Опять приехали землемеры, обмерили мой участок. 7 декабря 2012-го года это было. А после Нового года звонят и  говорят, чтобы я пришёл, письмо забрал. Я пришёл, забрал письмо, прочитал его и понял, что на этот раз опять понадобилась ситуационная схема, снова в горархитектуру нужно идти. Обращаюсь в горархитектуру, мне говорят, что нужно постановление главы администрации от 01.О6.95 о предоставлении земли в пожизненное наследуемое владение и план землепользования, на основании которого выдан госакт. Я взял с архива архивную копию этого постановления  и пошёл с нею к Тулендинову. Он взял её и говорит, чтобы я предоставил схему района, где расположен мой участок. «Где же я её возьму? – спрашиваю, – Вы же архитектура, у вас все схемы!» Он мне посоветовал сходить в акимат и там спросить. Я сходил и спросил. Мне ответили, что все схемы в архитектурном отделе. А на моё – зачем они меня к ним послали? – добавили: они всех к нам посылают, не только вас».

То, что у нас всех посылают, куда не нужно, очень плохо, конечно. Фанис довольно долго терпел, когда и его посылали, потому что надеялся на положительное решение  своего вопроса. Но терпение его давно уже на исходе. «Адвокат посоветовал мне обратиться к областному прокурору, – говорит Фанис Жманбалинов. – Скорее всего, это у меня впереди. Я уже был на приёме заместителя акима города господина Елюбаева. Там одновременно семь человек в очереди вместе со мной стояли, тоже по земельному вопросу. Видно, не одного меня допекло. Я всё объяснил, какая у меня ситуация сложилась, что стучусь без конца из одной двери в другую на протяжении двух лет уже, и толку никакого. Я за всякие справки, схемы и прочие надобности на переоформление документов заплатил 16 тысяч тенге,  все годы платил налог на землю, в последнее время он стал не маленьким для незастроенных участков: одиннадцать с половиной тысяч тенге. Разве тот факт, что с меня берут эти деньги как за мой участок, не означает того, что я могу воспользоваться своим участком и начать на нём строительство? Но даже если и означает, так пусть мне прямо об этом  скажут и обоснуют: почему я платить за свой участок  должен, а строить на нём не могу? Пусть объяснят, а не гоняют от одной двери к другой. Кстати, ответа от замакима я тоже не дождался, а когда спустя полтора месяца пришёл в кабинет, куда сдавал документы, там ничуть не удивились, что я ответа не получил. «В те годы, – объяснили мне, – были созданы малые предприятия, занимающиеся выдачей госактов на землю, а теперь от них и следов никаких не осталось, вот люди и бегают теперь в поисках правды»».

Что касается Фаниса Жаманбалинова, то он, наученный горьким опытом беготни за правдой по родному городу, стал всё чаще и чаще в Интернет за нею наведываться, участвовать в различных форумах, где озадаченные казахстанцы подобные проблемы со своими земельными участками обсуждают. И на одном таком форуме его адресовали к земельному кодексу РК, к его 43-ей статье и 11-му пункту в ней. Он туда заглянул, и вот что там прочёл: «Правоустанавливающие и идентификационные документы на земельные участки, предоставленные гражданам и юридическим лицам до введения в действие настоящего кодекса в соответствии с ранее действовавшим законодательством РК, сохраняют юридическую силу. Замена их производится по желанию владельца». Получается, что вот этот госакт, который Фанису Жаманбалинову сказали срочно поменять, и вот уже два года он его поменять не может, на самом деле не нужно было менять. Во всяком случае препятствовать ему в попытках воспользоваться землёй по собственному усмотрению никто не должен был. Он мог и может построить там что-нибудь (дом, гараж, сарай и так далее), мог  и может продать свой участок, подарить кому-нибудь, картошкой, в конце концов, засадить. В общем, его участок, – это его личное дело, которое ровным счётом никого не должно касаться. Удивительно, что за два года суматошной беготни ему никто ни в одном из кабинетов не сказал об этом, наоборот, методично поддерживали в нём идею необходимости поменять документы, одновременно давая понять, что сделать это практически невозможно. В этой связи возникает почти риторический, но очень навязчивый вопрос: «А кто ответит за два года напряженной и методической нервотрёпки? У нас, вообще, кто-нибудь за это отвечает?»

Читайте также

One Comment

  1. У нас в городе соблюдаются Законы. Я лично в 1964-67 год работал в областном отделе по делам строительства и архитектуры, в группе отвода земельных участков для индивидуального строительства. В то время земля не продавалась и не арендовалась, так как ЗЕМЛЯ была государственной собственностью. Землю государство передавало бесплатно в вечное пользование под строительство дома и размещения на нём жилого дома жилой площадью не более 60 квадратных метров, дворовых построек, зелёных насаждений и дорожек. Площадь земельного участка должна быть не более 600 квадратных метров. Все градостроительные и санитарные нормы должны были соблюдаться согласно соответствующим главам СНиП. Закон.” О земле” вышел в !996 году с дополнительными поправками в последующем. Именно в этом законе появился термин ” кондоминиум”, который повторился в законе ” О жилищных отношениях” от 16 апреля 1997 года. Согласно Конституции Республики Казахстан принятая 28 января 1993 года Верховным Советом Республики. Земля, её недра, воды, растительный и животный мир, другие природные ресурсы находятся исключительно в государственной собственности. Пределы и субъекты осуществления от имени государства на указанные объекты определяются законом. 30 августа 1995 году республиванским референдумом принята новая Конситуция Респудлики Казахстан. Статье 6, п.3. Земля и её недра,воды, растительный и животный мир, другие природные ресурсы находятся в государственной собственности. Земля может находиться в частной собственности на основаниях, условиях и в пределах, установленных законом. Надо читать закон “О земле”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close