Публикации

Всех послал на… сайт!

Анатолий Кашпировский приезжал к нам в Семей. И не просто приезжал, а давал сеанс встречи с ним, именитым и запомнившимся нам, советским ещё телезрителям надолго, практически навсегда. «Сеанс встречи» – так не говорят обычно, но мы так и не поняли, что же это такое было? То ли сеанс (тогда сеанс чего?), то ли просто встреча (тогда почему так дорого стоили билеты?). Не поняли, и соединили несоединимое: «сеанс встречи». В конце концов, что бы это ни было, мы там побывали, и спешим рассказать читателям (тем, кому это интересно) о встрече нас, бывших советских телезрителей, с «супер звездой советского телевидения».

kashpirovskyИменно так, а не иначе, голос из динамиков представил Анатолия Михайловича: «Супер звезда советского экрана». Ещё тот же голос сказал про его феномен, однозначно заслуживающий изучения. Про фантастические телемосты с ним, когда уже было поседевшие волосы на головах свидетелей развала прежнего политического строя и экономической формации вдруг восстанавливались в цвете, и они, уставшие от такой жизни люди, получали дополнительный стимул к ней (к жизни) в виде частично или окончательно и бесповоротно восстановленного здоровья. Невидимый, но уверенный и громогласный голос назвал Кашпировского создателем новой философии, взявшим на себя миссию по спасению людей и продлению человеческой жизни. Голос всё время звучал на фоне знакомой по всё тем же телемостам музыки. А когда он замолчал, осталась одна только музыка, волнующе предвещающая выход знаменитости на сцену.

Пока он там выходит, хочется рассказать про тех, кто пришёл, не смотря на дороговизну билетов, на эту встречу, про нас с вами. А мы с вами, понятное дело, все разные, и по имеющемуся в запасе здоровью, и по материальному достатку, и по всему. Только вера в чудо у всех у нас (по крайней мере, у тех, кто пришёл), похоже, одна. Поэтому заплатили от двух до десяти тысяч тенге за билет (кто сколько мог) и пришли на сеанс. Кто сам пришёл, кого на инвалидной коляске привезли, и он так и сидел на ней всё время в сторонке. Некоторые мамы детей привели, больных церебральным параличом и другими неизлечимыми современной медициной заболеваниями. А некоторые взрослые уже дети привели престарелых своих родителей. Народу, в общем, много пришло, но всё же свободные места были. И это тем более удивительно, что сеансов организаторы заявили два, а  на самом деле состоялся только один: билеты не распродали целиком и полностью, как ожидалось, и поэтому всех желающих встретиться с Кашпировским объединили, и встречу провели за один раз.   

Беседуя с людьми до начала сеанса, убеждаюсь, что все без исключения – глубокие поклонники феноменальных талантов Анатолия Михайловича. Кто-то рассказал свою историю спасения от онкозаболевания именно благодаря его талантам, кто-то буквально умирал уже до тех знаменитых телемостов с кумиром, а после них встал и – пошёл, бодро и весело, и до сих пор в нём ощущения бодрости и прилива сил живы. В общем, никто из опрошенных и думать не смел о дороговизне билета, которую пришлось преодолеть для встречи с кумиром, хотя и сказано в Книге книг, что создавать его себе (кумиране следует. Ну, да ладно, вот он уже сам вышел на сцену, и это, пожалуй, самый волнующий момент, когда многолетняя мечта многих из присутствующих встретиться воочию с Ним и реальные обстоятельства встречи вступили в резонанс в сокровенной глубине человеческих сердец.

Он сел за покрытый суконкой стол и моментально предъявил залу своё железное требование: чтобы не фотографировали. Кто-то не понял, видно, и щёлкнул со вспышкой, так он прямо из себя вышел: сейчас уйду, – говорит, – и вы мне ничего не сделаете, потому что я прав, я вас предупреждал, а вы не послушались. В общем, съёмки никакие не велись, наверное, потому, что все видеоматериалы, какие нам следует смотреть в дальнейшем, продавались в фойе, по тысяче тенге за фото, и четыре тысячи за диск.

Первые полтора часа встречи он так и просидел за столом исключительно со своим монологом. Сам себе вопросы задавал, сам же и отвечал на них в полной уверенности, что отвечает правильно. Спросить его о чём-либо было невозможно, в диалог он ни с кем не вступал, и на записки не отвечал  (кто-то попытался их написать и оставить на столике для звукорежиссёра).  Вот он, например, спросил:

– Кто из вас знает, кто я такой?

И сам тут же ответил:

– Никто не знает. На самом деле я тот, кто знает немного о вас.

Зрители всё ждали, когда же начнётся, наконец, то, ради чего они сюда пришли. Но Кашпировский только сыпал афоризмами первые полтора часа, которые сам же, по его словам, и придумал. Да ещё пытался настроить зал, чтобы ничего ТАКОГО от него не ждали, а потом бы не обижались на него, что ничего ТАКОГО на самом деле не произошло.

– Вы же не предъявляете претензий к Богу, – говорит, – если сильно болеете, или умер у вас кто-нибудь. Так какие же ко мне могут быть претензии?  Все хотят, чтобы у них мгновенно прошло то, что во всём мире веками ни у кого не проходит. Так не бывает на самом деле, и поэтому никаких претензий предъявлять мне не нужно.

Действительно, какие уж тут претензии. Тут хотя бы понять, для чего это всё, смысл-то какой в долгожданной этой встрече некоторые за месяц вперёд билеты покупали, не достанется, боялись.

– Главное – проснуться, пробудить защитные силы организма, – говорит мэтр чудесных исцелений отдельных человеческих экземпляров, но тут же, впрочем, заявляет во всеуслышание, что чудес не бывает, и никаких там энергий не существует, и экстрасенсов нет и быть ни при каких обстоятельствах не может, есть одни только шарлатаны и лопухи, которые  им верят.

Лекцию про гипноз прочитал. Нет, – говорит, никакого гипноза на белом свете. И тут же в полное противоречие самому себе назвал четыре фазы гипноза, описанные во всех соответствующих учебниках, и подтвердил, что в гипнотическое состояние мы впадаем практически постоянно.

– Я человек неожиданный для всех, и даже для самого себя, – произнёс он в процессе монолога фразу, хотя бы как-то объясняющую то, что до сих пор, хотя полтора часа уже прошло, никто из присутствующих не сообразил, на что же они потрачены.

Предваряя возможные претензии по поводу, что в прямом смысле не происходит ничего, Анатолий Михайлович вот что сказал:

– Наша встреча началась задолго до её начала, и долго будет продолжаться после конца.

И чтобы как-то соотнести монументально философскую эту фразу с текущей реальностью, пояснил:

– Мы же встречались с вами раньше, во время телемостов, и позже будем встречаться, когда вы будете просматривать диск, который купите во время антракта, когда будете держать в руках мою фотографию (там же её купите)и, главным образом, когда будете заходить на мой сайт (сайт Кашпировского, кстати, тоже платный).

Наконец, кажется, дождались. Пригласил на сцену пять человек, у которых проблемы с носом, кто когда-то его поломал и до сих пор от последствий травмы не избавился. Тут же на сцену вышли люди со своими проблематичными носами, но не пять человек, а девять. Восемь из них вполне сносно на первый взгляд дышали своими носами, и только одна девушка дышала ртом и гундосила при разговоре. У неё в руках была сумка (у остальных добровольцев ничего не было), и великий целитель приказал ей покинуть сцену. Чего, – говорит, – с  сумкой пришла, не День рожденья у нас тут, небось, а сеанс по исцелению носов. Так сказал и выгнал со сцены, обратно в зал отправил. Девушка попыталась оправдаться, и даже разжалобить великого миссионера по оздоровлению человечества тем, что у неё завтра болезненная операция, и она очень надеется её избежать с помощью этого сеанса.  Но – бесполезно. Пришлось-таки ей вернуться в зал. На сцене остались восемь человек. Одного из них, крайнего парня, Кашпировский выставил из строя и развернул лицом к оставшимся в строю пациентам. Выставил и приказал ему выбрать лишних троих страдальцев, чтобы тоже отправить их в зал. Парень не стал брать на себя такую ответственность и потому ушёл сам. Дальше перед строем был выставлен кто-то ещё, и тот тоже не смог выкинуть «лишних», ему тоже пришлось покинуть сцену. И так до тех пор, пока людей не осталось ровно пять. Анатолий Михайлович погрел пальчики над пламенем свечи, помассировал ими носы (пять носов) и те вроде бы как задышали. Хотя они и раньше дышали, как нам показалось, но, быть может, отныне они стали дышать ещё лучше?

Далее последовал сеанс исцеления женщин от цистита. Также на сцену были приглашены пять женщин с хроническими циститами, снова вышли не пять, а больше. Парадоксальный мэтр на этот раз не стал никого обратно в зал выгонять. Просто уложил всех на пол, подошвами к зрителям, и поместил каждой на то место, где цистит обычно бывает, свою фотографию. Пока они так исцелялись, с залом немного пообщался, а потом собрал чудодейственные свои фотографии, разрешил женщинам встать и приказал каждой вечером в тазу с ледяной водой посидеть с его фотографией в руках. Ещё спросил у каждой, есть ли у неё дома таз, и напомнил, где можно купить его фотографию.

Но совсем уже удивительной стала финальная часть этой встречи. Был перед этой частью небольшой перерыв, после которого Кашпировский  пообещал устроить массовые падения. Пообещал и – устроил. Желающих добровольно упасть под музыку знаменитых телемостов оказалось не так уж мало. Люди поднимались на сцену, по пять  человек, как и раньше, и по Его команде падали, первые прямо на пол, вторые – на первых, и так далее. Когда целая гора жаждущих чуда зрителей оказалась на сцене в горизонтальном положении, Анатолий Михайлович победоносно заявил, что он всех обездвижил, не пояснил, правда, зачем, и обратился к оставшимся сидеть в зале зрителям с заключительной речью. В ней он среди прочего сказал: «Дело наше осталось между нами многоточием,  это только начало пробуждения к новой жизни». И чтобы начало это тут же сразу и не закончилось, напомнил, что мы все должны смотреть его кассету и заходить по возможности часто на сайт, который, по его мнению, – лучший сайт во всём Интернете.

Наговорился вволю, и потом разрешил всем лежащим на сцене людям встать. Они тут же встали и пошли на свои места. Некоторые чуть прихрамывали Попробуй, полежи четверть часа в основании пирамиды из человеческих тел. Одна женщина вообще еле шла, практически не могла идти. Однако, встретившись взглядом с супер звездой советского телеэкрана, она превозмогла боль, ускорилась в передвижении со сцены и даже улыбнулась Кашпировскому, проходя мимо него.

Вот, собственно, и всё. Да, вот ещё что: почему же они всё-таки лежали по Его приказу на сцене, почти без движения довольно длительное время? Что это им дало? Быть может, прилив сил и улучшение здоровья? Мы задали эти вопросы некоторым из тех, кто поучаствовал в так называемом массовом падении. И вот что они нам ответили, преимущественно пожав плечами:

– Все лежали, и я лежал (а)!

Никаких приливов и улучшений не почувствовал никто. Но разве в этом дело.  Ведь пробуждение к новой жизни может в любой момент произойти. Главное, не расслабляться, фотографию Его почаще рассматривать, диском с Его видеоматериалами пользоваться и – на сайт заходить, самый платный во всём Интернете сайт.

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close