Публикации

Семейчанка не может дождаться выплаты алиментов

DSC03043

Семь лет назад, когда Эльнара познакомилась со Славой, ей было 28 лет, а дочке 9. На свадьбе у её подружки они впервые увидели друг друга и, как выяснилось позже, это – судьба. Судьба-злодейка, искусительница и одновременно учительница. Ох, уж и научила Эльнару эта судьба уму-разуму!
Вячеслав начинал учиться на переводчика, но не доучился. Поэтому стал художником-модельером. Художественного образования у него тоже нет, но рисовать умеет, или думает, что умеет, а это – главное. С ним Эльнара познакомилась на свадьбе у подруги, и они стали жить вместе, так называемым гражданским браком. Поначалу всё было хорошо. Возможно, и дальше было бы также, но буквально спустя год их совместного проживания Славик угодил за решётку. Подрался и в результате так избил человека, что тот умер. Эльнара от любимого не отвернулась хотя бежать надо было от него сломя голову уже тогда), а приняла в его судьбе, самое что ни на есть, сердечное участие. Регулярно на свидания к гражданскому мужу ездила, посылки ему передавала, письмами поддерживала. «Я была для него лестницей (правильнее было бы сказать – спасательным кругом), – говорит она теперь, когда пелена с глаз упала, – лестницей, по которой он должен был на волю вернуться живым и невредимым». В общем, разлука укрепила в сердце молодой женщины любовь, и она родила от любимого двоих детей, как тот и хотел, девочку и мальчика. Когда Славик из колонии вышел, он уже был не просто женатым человеком (брак они официально оформили после рождения первого ребёнка), но и отцом двоих детей. Вышел и перевёз семью в Алматы, откуда он сам родом, где мать, бывший тренер по фигурному катанию, проживает, и старшая сестра, сотрудница солидной фирмы (поможет, если что) тоже. Переехали, стало быть, в Алматы, сняли домик за 60 тысяч тенге в месяц, стали жить.
Первые дни, недели и месяцы после рождения ребёнка – это сложно, всё как в тумане, и днём, и ночью, круглосуточно каждая мать, как орлица над орлёнком, над своим дитём вьётся. Вот и Эльнара тоже, и днём, и ночью, всё как в тумане. У неё ж ещё дочка-малышка, вторая дочка, правда, в Семее осталась у родственников, чтобы благополучно учебный год окончить, до окончания которого считанные дни оставались (шёл месяц май 2015-го года). А тут ещё новорождённый сын заболел. Эльнаре пришлось с ним на две недели в больницу лечь. Но перед этим она успела оформить кредит на сто тысяч тенге, чтобы возлюбленный, который только что из мест не столь отдалённых вернулся, даром времени не терял, а организовал бы свой бизнес, тату-салон открыл бы и деньги стал зарабатывать. Ведь трое детей у них теперь, и самих двое, и за съёмное жильё по 60 тысяч платить надо. Отдала все деньги Славику, сама легла с ребёнком в больницу. Когда через две недели вернулась домой, оказалось, что никакого салона муж так и не открыл, а деньги, все 100 тысяч тенге, потратил на кафе и рестораны, прогулял, прокутил всё до копейки. Дома – шаром покати, даже чаю попить не с чем, да и заварки, чтобы чай заварить, нет.
Эльнара проявила железную выдержку (великое дело – любовь!), не стала мужа пилить (он же не виноват, что она не смогла ему помочь в нелёгком деле устроения собственного бизнеса). Тем более, вот-вот деньги должны на карточку поступить от государства, тоже 100 тысяч тенге, пособие по рождению ребёнка. Чтобы как-то задобрить жену, Вячеслав купил ей билет до Семея. Пусть поедет к старшей дочери, поддержит её в последние дни учёбы перед летними каникулами, и потом возвращается вместе с ней в Алматы. А за младшими детьми его мать пока поухаживает и сестра. Сын у них на искусственном питании, поэтому кратковременная разлука с мамой ему не навредит, а Эльнаре наоборот отдохнуть нужно, вон уже как измоталась.
15-го мая она села в поезд и отправилась в Семей, к старшей дочке, по которой давно уже соскучилась, и та по ней тоже. Денег на обратный путь у неё не было, но Славик пообещал выслать их на днях, чтобы и на прожитьё хватило, и на обратную дорогу. Всё-таки хороший у неё муж, не каждому повезёт найти себе такого. И вот добралась Эльнара до родного Семипалатинска, не успела передохнуть с дороги, как ей подруга из Алматы звонит: Вячеслав тут с девками вовсю гуляет, у неё даже видео есть. Эльнара не поверила, конечно, но на всякий случай позвонила мужу. А тот трубку-то не берёт! Она звонит и звонит, а он не берёт и не берёт.
Хоть и был всегда Семипалатинск родным городом, для Эльнары, а помочь ей в этом родном городе оказалось некому. Без родителей она осталась, когда ей было всего пять лет. Бабушка, которая её воспитала, умерла давно. Ну, и что делать? Собрала она тогда все свои украшения, от бабушки доставшиеся в том числе, кольца, цепочки, и – в ломбард. Двадцать тысяч тенге выручила. 18-го мая вместе с дочкой вернулась в Алматы. Приехали на съёмное своё жильё, а домик на замке, ни мужа, ни детей – никого. Попросила тогда Эльнара хозяйку, которая рядом с домиком в особняке проживает, позвонить мужу (а то он на её звонки не отвечает). Та позвонила со своего телефона, Славик взял трубку, но когда голос жены услышал, узнал, что она уже в Алматы приехала, сказал: «Да пошла ты…», и повесил трубку.
Эльнара набрала номер «102» и вызвала полицию, потому что у неё детей украли, а у неё через два часа поезд в Семей (на самом деле, поезд, на котором она только что приехала, через два часа обратно отправлялся), поэтому пусть в темпе помогут детей у мужа-обманщика забрать, не то она в прокуратуру обратится и на телевидение, и в газеты, и до самого президента дойдёт! Приехавшие полицейские видят, что женщина в отчаянии, и документы на детей у неё при себе имеются, и справка на мужа, что он уголовник, только что за убийство отсидел, а теперь систематически отмечаться должен и о своём хорошем поведении докладывать. Увидели и – помогли. Через два часа Эльнара уже в поезде по направлению к родному Семипалатинску вместе со всеми своими детьми ехала. И если она в это время не плакала, то только потому, что глубочайший стресс не давал пролиться ни одной слезинке.
Приехала домой. На руках трое детей, кредит в сто тысяч тенге, помощи ждать неоткуда, пособие по рождению ребёнка, 100 тысяч тенге, муж уже успел получить по её карточке, когда в Семей её отправил, и снова прогулять. В остававшиеся до конца месяца майские дни она успела подать на неблаговерного в суд, чтобы алименты платил на двоих детей и на неё саму, пока она до трёх лет сына воспитывает. Вот такой у неё был май в прошлом году: две недели в больнице с грудничком, известие о пущенных мужем по ветру деньгах, взятых ею в кредит для организации бизнеса, снятые им же с её карточки деньги – пособие по рождению ребёнка. А ещё мужнина попытка, слава Богу, неудачная, отобрать у неё младших детей (бездетная сестра Вячеслава не прочь была прибрать их к рукам). И самое главное, он её выкинул как щенка из семьи, непонятно, за что? За то, наверное, что помогала ему много лет, поддерживала, детей по его просьбе рожала и – любила беззаветно, не смотря ни на что, вопреки здравой логике и смыслу. Как бы то ни было, суд присудил Славику выплачивать алименты в размере 52-х тысяч в месяц на двух детей и 15-ти тысяч на временно нетрудоспособную жену. Ему ещё должны были выезд из страны перекрыть, чтобы он уклониться от необходимости помогать своим собственным детям не мог. Но выезд не перекрыли, и он, чтобы не платить, уехал в Крым.
На первого ребёнка от первого мужа Эльнара получает алименты – 11 тысяч тенге. До середины января получала ещё 15 тысяч тенге – пособие на новорождённого ребёнка до года. На эти деньги жила до сих пор с тремя детьми в неблагоустроенном домишке, доставшемся в наследство от бабушки. Стиральной машинки у неё нет, канализации в доме тоже нет. Но не это сейчас главное. Главное в том заключается, что хитроумный Вячеслав алиментов не платит, а судебные исполнители ничего не делают для того чтобы он их платил. Единственно, чего смогла она добиться, – чтобы бывшего мужа сделали не выездным. Правда, уже после того, как он уехал в Россию, но всё-таки. К тому же, спустя шесть месяцев после отъезда, ему пришлось вернуться домой (границу пересечь, правила такие). И когда в обратный путь собрался, то неприятная неожиданность его в аэропорту поджидала: не выездной он, пусть сдаёт билеты в кассу. Так что живёт он теперь по-прежнему в Алматы, но алиментов не платит, и никто его за это в тюрьму не сажает, и никаких других мер к нему, как злостному неплательщику, не предпринимает.
«Одна банка молока для сына-искусственника стоит пять тысяч тенге, – подсчитывает Эльнара расходы на необходимые нужды. Хватает этой банки на три дня. Ещё фруктовые пюре нужно покупать, крошечная баночка 380 тенге стоит. Кроме того, памперсы – семь тысяч в месяц. А ещё крема, присыпки… Угля, чтобы печку топить, на неделю осталось. Я вся в долгах, а он и не думает со мною рассчитываться. Симку в своём телефоне сменил, я даже номера его телефона не знаю теперь. Если бы он (муж) не истратил на себя детские деньги, пособие по рождению ребёнка, я бы коляску купила, ещё что-нибудь. Да и вообще, кто же знал-то, что так получится». С виду Эльнара держится молодцом, отчаяния своего не показывает. Только руки все в экземе, на нервной почве высыпала она от пережитого. Врачи говорят, в больницу надо лечь, пролечиться. Но как она детей бросит?
С одним-единственным вопросом обратилась в редакцию Эльнара (и не только она одна, как мы помним): почему обязательное для исполнения постановление суда о выплате алиментов на самом деле не исполняется? Она нашла в Интернете телефоны своих судебных исполнителей в Алматы и звонит им теперь чуть ли не каждый день с вопросом: «Почему? Почему? Почему?» Но нет в ответ никаких объяснений, тишина.
Телефон Эльнары для тех, кто хочет откликнуться и помочь: 87478511080

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close