Публикации

Семейчанина уволили за одно и то же нарушение дважды

a-i2Нуржан Алимбеков до недавнего времени работал водителем на пожарной машине в ТОО «Международный аэропорт Семей». В январе 2016-го года его уволили за дисциплинарное нарушение. Нуржан обратился в суд, чтобы доказать, что он не совершал никакого дисциплинарного нарушения, и что уволили его несправедливо и безосновательно. Суд вынес своё справедливое решение о необходимости восстановить Нуржана Алимбекова в прежней должности, так как предъявленных ему со стороны руководства дисциплинарных нарушений он и в самом деле не совершал. Нуржана снова приняли на работу, но буквально тут же уволили за то же самое нарушение трудовой дисциплины, допущенное ещё до первого увольнения, но которого не было на самом деле, что и было доказано в суде. Вот что обо всём этом рассказывает сам Нуржан Алимбеков, оставшийся в разгар экономического кризиса без работы и с занесёнными в его трудовую книжку записями о том, что он дважды уволен из аэропорта, причём оба раза не по собственному желанию.

Четыре года назад  для спасательной службы аэропорта были приобретены две новые пожарные машины, соответственно с новыми аккумуляторами. Срок службы каждого аккумулятора  – два года или 60 тысяч километров автопробега. То есть, если, скажем, за две недели машина пройдёт 60 тысяч километров, то аккумулятор у неё сядет уже через две недели. А если в течение двух лет на ней вообще не ездить, то аккумулятор всё равно сядет, но уже через два года. Обе пожарные машины в гонках  не участвовали, и в дальние края на них тоже никто не ездил, поэтому по 60 тысяч километров ни одна из машин до сих пор не прошла и, по всей видимости, не скоро проёдёт. Однако после двух лет эксплуатации аккумулятор у одной машины окончательно разрядился, и его пришлось заменить новым. «Когда это случилось, – говорит Нуржан, – мы неоднократно обращались к начальству с просьбой поменять аккумулятор и на нашей машине тоже. Но – бесполезно. Кто-то даже, не знаю кто, сфотографировал аккумулятор, и на фото видна дата его выпуска. Эти фотографии давно уже были сделаны, и всё время лежали в кабине. Понятно, что раз срок годности аккумулятора давно уже истёк, то разрядиться он мог практически в любой момент. Рано или поздно это всё равно бы случилось. Но судьба распорядилась так, что это произошло в мою смену. Вслед за этим был издан приказ о расторжении со мной трудового договора. «За слабый контроль за состоянием и работоспособностью пожарного автомобиля, – дословно написано в приказе, – и его места хранения, приведшего к созданию чрезвычайной ситуации, наличие не погашенного дисциплинарного взыскания, расторгнуть с водителем службы СПАСОБ Алимбековым Н. трудовой договор с 14.01.16 на основании п.п. 16, п.1, ст. 52 Трудового кодекса РК». Я с такой формулировкой полностью не согласен. Во-первых, никакой чрезвычайной ситуации не случилось. Никто не погиб, ничего не взорвалось и не сгорело. Всего-навсего разрядился аккумулятор, который два года назад ещё мог разрядиться. Я виноват лишь тем, что он разрядился в мою смену. Случись это на день раньше или позже, поводов к тому, чтобы меня уволить вообще не было бы никаких».

Ни для кого не секрет, что работодатель всегда мог, и теперь может, уволить наёмного работника просто потому, что тот ему не симпатичен, или он кого-то другого захотел принять на эту должность, или по каким-нибудь другим, только ему одному понятным причинам. Примеров таких увольнений в истории трудовой практики несть числа. В большинстве случаев работодатель даёт понять работнику, что дальнейшее сотрудничество с ним невозможно, последний пишет заявление с просьбой уволить его по собственному желанию и – всё на этом. Но здесь – не тот случай. Нуржану вменили в вину тот факт, что давно просрочивший срок службы аккумулятор разрядился именно в его смену, издали приказ о нарушении трудовой дисциплины и уволили в соответствии с этим приказом, сделав соответствующую запись в трудовой книжке. Человек вынужден был обратиться в суд, чтобы доказать очевидное: не он виноват в том, что аккумулятор разрядился в его смену. Суд, разобравшись в обстоятельствах дела, постановил отменить приказ о дисциплинарном нарушении и восстановить Нуржана Алимбекова в должности.

После вынесенного судом решения о восстановлении на работе в прежней должности Нуржан вышел на работу и обратился к руководству аэропорта с предложением оплатить ему вынужденные прогулы, аннулировать дискредитирующую его запись в трудовой книжке и уволить по собственному желанию. В ответ получил устное распоряжение сесть на скамейку в зале ожидания и – ожидать. В течение дня он несколько раз пытался обратить на себя внимание, напомнить, что он, в конце концов, водителем работает, а не сидельцем на скамейке, и если его не хотят увольнять, то пусть дадут машину, и он будет на ней работать. – Напрасно. Все попытки добиться понимания и человеческого к себе отношения заканчивались одним и тем же: сядь и сиди, не суй свой нос не в своё дело (хотя дело касалось именно его). И он сидел. А куда ему было деваться? Ведь если бы он ослушался, тогда бы не только повод появился для увольнения за нарушение трудовой дисциплины, но и реальное к тому основание. Просидел Нуржан на скамейке до вечера. Вечером домой уехал как отработавший свой рабочий день работник. Была пятница, впереди два выходных дня, а там, глядишь, ситуация разрешится, и ему скажут, что он должен делать дальше, на каком участке и в какой должности работать он теперь должен, или уволят. В принципе, к любому повороту событий он был готов. Но события и на другой день никуда не повернулись. К нему отнеслись как к пустому месту, а чтобы не приставал с вопросами и под ногами не путался, велели снова на скамейке сидеть. И он сидел. На этот раз он уже ни к кому не обращался, ни о чём не просил, ничего не спрашивал. Просто сидел, а голова тяжелела, в висках стучало, в затылке отдавалось, к вечеру голова стала трястись, его всего подколачивало, подташнивало, он явно заболевал. Досидев до шести вечера, Нуржан решил поставить в известность начальство о начинающемся своём недомогании. Сказал, что плохо себя чувствует, поэтому завтра пойдёт в больницу, и если ему выпишут больничный, то на работу не придёт. В ответ на это ему было велено зайти в медпункт аэропорта: если врач даст добро на поход к участковому врачу, то тогда только и можно будет этот поход предпринять. Нуржан пошёл в медпункт, а там ни давление не измерили, ни температуру,  плечами пожали: раз надо в больницу, то пусть и идёт, какие проблемы?

А проблемы между тем у Нуржана уже начались. Это ему в СВА сказали, куда он на следующий день обратился. Там первым делом ему давление измерили, а оно уже за двести зашкалило, гипертонический криз начался, ещё бы день на скамейке просидел, глядишь, инсульт бы заработал. Повезло, в общем, с одной стороны, что вовремя в больницу обратился. Но с другой-то стороны, не было у него раньше предрасположенности к гипертонии, всегда давление абсолютно нормальным было. Словом, выписали Нуржану больничный лист, и он две недели лечился, приводил свой подорванный стрессами организм в порядок. С 29-го марта сего года по 13-е апреля он лечился, а когда 14-го апреля вновь вышел на работу, ему вручили приказ об его увольнении. Теперь у него в трудовой книжке уже две записи о том, что уволен он не по собственному желанию, а именно как дисциплинарный нарушитель. Причём отъявленный, дважды уволенный за одно и то же нарушение трудовой дисциплины. Никто ж не будет потом разбираться, что нарушение-то было всего-навсего одно, и к нему лично оно никакого отношения не имело (что было доказано в суде). Просто аккумулятор в его смену разрядился, потому что инструкция по его применению не была соблюдена. Заменить его надо было новым аккумулятором по прошествии двух лет использования, и тогда нужда искать виноватых в том, что он разрядился, отпала бы сама собой.

Стоит ещё добавить к сказанному, что до трудоустройства в службу спасения аэропорта Нуржан Алимбеков 11 лет отработал спасателем службе пожарной безопасности города. И никаких нареканий к нему по поводу выполнения трудовых обязанностей не было никогда, одни только благодарности были. В настоящее время он вынужден был обратиться в инспекцию по труду и прокуратуру с жалобой на несправедливое (и это доказано в суде) к себе отношение со стороны работодателя.

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close