Публикации

Посёлок Восточный в Семее затопило грунтовыми водами

[fwduvp preset_id=”9″ playlist_id=”3″]

В субботу, 18 апреля, к нам в очередной раз приехал глава области Даниал Ахметов. А в пятницу, так совпало случайно, к месту сооружённой во время строительства водовода дамбы в посёлке Восточный была направлена спецтехника (огроменная машина с ковшом), которая должна была быстренько канавку прорыть поперёк дамбы, перекрывшей естественный отток талых вод из посёлка. Вода бы по этой канаве тут же отхлынула, уровень воды в погребах жителей посёлка упал, нагнетаемое подтоплениями социальное напряжение снизилось, и все бы почувствовали, наконец, облегчение, хотя и временное. Но машина с ковшом в дамбе застряла. По самый пьедестал, на котором кабина с ковшом вокруг собственной оси крутится, в глину погрузилась. Трактором попробовали её вытянуть, – не вышло. Спецтехника, погружённая в суглинистый покой, в посёлке заночевала. А когда я в субботу утром туда подъехала, обездвиженная машина уныло черпала своим ковшом грунт из насыпанной три года назад дамбы, прокладывая канаву для оттока подтопивших посёлок грунтовых и талых вод.

Разумеется, подрядчик, который эту дамбу насыпал, когда водовод строил, позаботился о том, чтобы она не стала препятствием для схода весенней воды в Иртыш. Он для этого трубу под дамбой закопал, по которой теперь вода мало-помалу уходит. Точнее, она с шумом по этой трубе несётся, на выходе из трубы булькает, как будто кипит. Но одной трубы для своевременного схода прибывающей по весне в геометрической прогрессии воды, похоже, мало. Надо было две трубы закопать, а лучше – три. К тому же дренаж необходим для того, чтобы не куда попало талая вода затекала, а по проторенной дренажём дорожке именно  туда текла, куда нужно. Дренаж раньше был (в давние советские времена он был), а теперь его нет. И это обстоятельство в числе прочих других, с нарушением природного замысла  схода грунтовых и талых вод связанных, на затопление посёлка влияет.

Теперь о том, как все вместе эти обстоятельства на качество жизни людей здешней округи повлияли, как они это качество ухудшили.

 Если, стоя на искусственной дамбе, повернуться на восток, увидишь сразу две улицы посёлка, Луговую и Озёрную. Они пересекаются и в месте пересечения образуют непроходимое болото. А до того, как дамбу насыпали, здесь была хорошая, гравием засыпанная дорога. Это жители Луговой с каждого дома денежку собрали, гравию навезли и дорогу благоустроили. Но когда три года назад водовод строили и дамбу в этой связи насыпали, по благоустроенной на народные деньги улице зачастили спецмашины, подобные той, что ныне в дамбе застряла. Они всю дорогу вдрызг разломали,  а чтобы жители, которые вечно жалуются, перестали предъявлять подрядчику свои претензии, ямы наспех глинистой землёй засыпали. Эта земля теперь с талыми водами смешалась и расквасилась, в настоящее болото превратилась. Теперь вместо Луговой и Озёрной – одна сплошная Болотная.

Но не это даже самое главное. Главное, с чем смириться никак невозможно, – это подтопление домов и огородов жителей посёлка. В некоторых погребах вода  до краёв достаёт, а в иных – через верх прямо на пол выливается. И огороды важны для огородников. Ради них, собственно, и отказываются зачастую люди от благоустроенных квартир, жить в которых и легче физически (остальные аспекты не рассматриваем пока), и экономически дешевле. Но огороды – в воде по колено. Ладно, если это человеческое колено, в резиновые сапоги запакованное. А деревья-то голыми стволами в воде стоят, спрятаться от затопления не могут,  кора у них подгнивает, потом осыпается, в конце концов, многолетние яблони и сливы погибают. Чтобы новые вырастить, не один год понадобится, и не два. Лет через десять новое дерево окончательно окрепнет и даст большой урожай. А в нынешних условиях и вовсе невозможно новое дерево новое дерево вырастить: вода в огородах по колено стоит и никуда не уходит. Про многолетние цветы, лук батун и сельдерей с петрушкой промолчим, ничего из этого не останется после схода воды с затопленных огородов. Снова нужно будет всё сеять и сажать. Да ладно уже, – соглашаются и на это жители, –  лишь бы дома не рухнули, лишь бы не погиб никто под руинами.

Посёлок большой, и все окраины его – топит. На одной из окраин – согра, где дачи вперемежку с жилыми домами в буквальном смысле в грунтовой воде утопают. Из затопленных домов, где по дому без резиновых сапог не пройти, и электричеством пользоваться нельзя, и спать негде (всё мокрое), и даже присесть некуда, люди выехали. Кто у родственников живёт, кто квартиру снимает. Восьмидесятилетняя баба Рая, Раиса Трофимовна Карначова дачу в согре имеет с 1979-го года, а живёт на этой даче постоянно с 2001-го года. Когда воровство на дачах своего апогея достигло, когда прежде, чем грядки весной начать копать, нужно было всё  отремонтировать и весь инструмент заново купить, пенсионерка решила бороться с воровством доступным ей, одинокой женщине, способом. Она летнюю свою избушку кирпичом обложила (не зря же всю жизнь в строительстве проработала), все щели законопатила, печку сложила и стала жить на своей даче постоянно. Кур выращивает, свиней держит, внукам помогает, шефство над сиротой много лет назад взяла и до сих пор не сбрасывает его со своих плеч. В магазин ходит, как и все остальные жители, в посёлок, за несколько километров. Ближайшая остановка общественного транспорта – тоже в посёлке. Если «Скорую» кто-то вызовет, также должен в посёлок идти – встречать. Правда, Раиса Трофимовна за долгие годы жизни на своей даче в помощи медработников, слава Богу, не нуждалась ни разу (правильно живёт человек, правильно думает и поступает правильно, – всё поэтому). Но нынешняя ситуация с разливом воды по садовому участку и подтоплением домика сильно бабушку расстроила. Третий год подряд заливает, все деревья почти погибли, и цветы, и клубника.

В согре живут люди. Живут по одному и большими семьями, вместе с детьми и престарелыми родителями. Дети в школу ходят, родители – на работу, дедушки с бабушками – в больницу или куда-нибудь ещё. С цивилизованным миром (где магазины есть, автобусные остановки, школа, больница и всё остальное) жителей согры и относящейся к посёлку улицы Джунгарской связывает мостик, под которым бушует весеннее половодье. Причём оно не только под мостиком бушует, но и далеко за его пределы разливается. Чтобы из согры в посёлок попасть, нужно сначала по мостику в виде пустотелой плиты пройти, а потом ещё по морю разливанному или по обломкам бетонных плит, из которых жители сами для себя дополнительный мостик соорудили, потому что по луже, полуметровой глубины, всякий раз идти не каждому захочется.  И вот идёт человек по строительным обломкам, они под ним качаются, а вокруг вода, грязная и холодная плещется, а впереди ещё метров 15, а то и 20 качающегося каменного каната. Мне довелось наблюдать, как девушка на высоких тоненьких каблуках по узенькому этому мостику из камней к цивилизации пробиралась. Каблуки сами по себе её подкачивают, камни под её каблуками шатаются, она за свою сумочку, словно за перила, цепляется и мужественно надеется не упасть в лужу, чтобы выходные себе не испортить. Другие прохожие в резиновые сапоги обуты, им немного проще по строительным обломкам скакать, а девушка вопреки здравому смыслу, который на затоплении городских окраин нынче сосредоточен, оделась во всё яркое, весеннее, сапогами на шпильках своё настроение подчеркнула, и -Всевышний её поддержал, помог по камням через необъятную лужу перебраться.

Итак, в пятницу, перед приездом в город акима области, в посёлок Восточный неожиданно (и впрямь неожиданно, около четырёх часов вечера уже) пригнали спецтранспорт с ковшом. В субботу этим ковшом подрядная организация канаву в дамбе прорыла. Та самая подрядная организация, которая водовод построила, и началась после этого у людей другая жизнь, какой они сроду раньше не видели: в погребах – вода, в уличных клозетах –  вода, и в огородах вода, и на улицах тоже она же. В прошлом году 10 с половиной миллионов выделили посёлку, чтобы к прежней жизни он мог вернуться, когда не было воды в подпольях. И ведь же потратили миллионы, все 10 с половиной миллионов потратили, но всё так и осталось, в прежней поре и в прежнем состоянии: ни-че-го-не-из-ме-ни-лось!

Но… В воскресенье утром в посёлок приехал аким города Айбек Каримов. И депутаты приехали, и начальник ЖКХ. Они в очередной раз убедились, что посёлок Восточный грунтовые и талые воды заливают, наметили конкретный план действий по устранению недостатков. Глядишь, теперь ситуация изменится к лучшему. Должна же она когда-нибудь измениться.

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close