Публикации

Песок с человеческими костями завёз для благоустройства придомовой территории житель Семея

20140619_154451В апреле текущего года владелец одного из особняков, разросшихся на пятачке между Воскресенским собором и подвесным мостом, решил выровнять грунт непосредственно перед домом, чтобы удобнее было пешком ходить и на машине во двор въезжать, а заодно укрепить позиции со стороны обрыва, к которому его особняк примыкает. Стал он для этого песок завозить. Не в чистом виде песок, а, точнее будет сказать, песчаную землю с разного рода примесями, какие обычно в таковой встречаются: камешками, корешками, палками. Как бы там ни было, песок есть песок, и когда его для чего-нибудь привозят и рядом с жилыми домами выгружают, тут же набегает ребятня со всей округи и начинает рыться в песке, строить разные скульптурки, ходы прорывать. Ребятня из этой округи исключением не стала, и когда песок завезли, причём ни одну машину, и не две, а много, очень много, дети тут же отовсюду набежали, чтобы в песочных россыпях покопаться. Сначала, вроде, ничего особенного: песок как песок, мусорный, правда, очень. Однако вскоре человеческие черепа стали попадаться в песке и человеческие кости. Не один, не два черепа, а много. Во всяком  случае, каждому ребёнку по черепу досталось, и каждый с находкой домой вернулся.

Надо ли говорить, что взрослые люди, папы, мамы, бабушки и дедушки, принесённым человеческим черепам не обрадовались. Большинство постаралось тут же от них избавиться. Например, Виталий Евгеньевич Токарев объяснил сыну, что человеческие останки должны непременно покоиться в земле, помог запаковать череп в пакет, и они закопали его где-то в той же куче песка, откуда он и был извлечён на Божий свет. Как поступили с другими черепами, точно никто не знает, но тоже, скорее всего, отнесли туда, откуда взяли. А человеческих костей в завезённом откуда-то песке оказалось так много, что их как ни закапывай, они всё равно то и дело появляются на поверхности и наводят ужас на прохожих, которые  их в песке замечают. Теперь, правда, реже замечают, чем прежде (кости бульдозером закопали, когда волна народного возмущения апогея достигла), но всё-таки замечают. Дети, с которыми мне удалось переговорить на тему присутствия в завезённом в их округу песке человеческих костей, подтверждают ужасную истину: костей и в самом деле много. Так много, что они практически весь человеческий скелет из них смогли составить: и руки, и ноги, и тазобедренные кости, и рёбра, и голова (в смысле – череп). «Пальцы только не смогли найти, – говорят, – а так бы полный комплект, такой же, как в учебнике по анатомии нарисован».

Люди, проживающие в частном секторе близ аквапарка, в частности жители улицы Заречной, больше всего на завезённые к ним горы песка, начинённые человеческими костями, пожаловались. Они сначала попробовали пожаловаться в другие организации. Даже участкового полицейского пригласили, чтобы он на эти кости сам посмотрел и потом бы что-нибудь предпринял (например, заставил бы того, кто всё это сюда привёз, обратно вывезти). Участковый и в самом деле посмотрел, убедился, что кости человеческие, и что их много, и всё на этом, предпринимать ничего не стал. Вот так и живут люди рядом с грудой человеческих костей и сильно за здоровье своё беспокоятся, как за физическое (мало ли какие инфекции могут распространять наружу вынутые человеческие останки), так и за психическое (нелегко сохранять душевное равновесие, когда по дороге к дому и наоборот из дома видишь человеческие кости, наступить на них боишься).

Итак, больше всего кости их теперь беспокоят. А до того как они в их краях появились, их беспокоило футбольное поле, сравнительно недавно открытое на свободном от жилых домов пятачке, и ещё в летний период их сильно вода беспокоит, которую с вечера и до самого утра из гусака под навесным мостом в поливальные машины наливают. Процесс заполнения поливальных машин речной водой неизменно сопровождается побочным эффектом затопления окружающей местности всё той же самой речной водой. Вода стекает с боков переполненных цистерн, когда они отъезжают от подающей воду трубы, вода просто течёт из трубы, пока к ней подъедет другая машина и начнёт заполняться, и так – с вечера до утра, каждый день в течение всего поливного сезона. На подходе к раздающей воду трубе – болото с тиной и комарами (лягушки только пока не квакают ). Но главная проблема в том заключается, что вода всякий раз подбирается к домам жильцов, топит их огороды, и поэтому за фундамент своих домов люди тоже боятся, что он от избытка влаги в негодность придёт, и тогда дома начнут разрушаться. Возможно, именно поэтому, из-за боязни подтопления, хозяин особняка расстарался привезти со стороны дополнительной земли, чтобы от наступающей воды ею отгородиться. Как лучше хотел. А получилось, что хуже некуда. Скверно получилось, что и говорить. И вот тут вопрос сам собой возникает: а что сразу нельзя было остановиться, когда только начали песок со страшной начинкой невесть откуда завозить? Когда не тридцать машин (может, и больше) завезли, а только три, или даже одну? Наверняка сразу можно было понять, что укрепляться таким вот грунтом, перед домом его насыпать, попросту не допустимо! Однако весь грунт, привезенный с места захоронения людей вместе с их останками, черепами, рёбрами, ключицами и тазобедренными костями, был благополучно закатан перед домом и посыпан тротуарной крошкой для эстетического восприятия, надо полагать. Но сути эта современная тротуарная крошка не меняет, поскольку под ней – не истлевшие ещё человеческие кости, беспардонно потревоженные по причине банальной потребности хозяина современного особняка в привозном грунте.

Про кости и заливающую округу поливную воду рассказали, теперь осталось про футбольное поле рассказать, на которое тоже жалуются жители Заречной улицы. Днём это поле с искусственным покрытием, железным ограждением, установленными на нём воротами  – закрыто на замок по обыкновению. А вечером сюда приходят футболисты-любители и в футбол на этом поле играют. Играют, как правило, до глубокой ночи, до часу, до двух, а то и до трёх. В спортивном азарте игроки орут, мяч об железную сетку то и дело бьётся, а мирные жители, особенно те из них, у кого нервы послабее, – не спят. «Можно что-нибудь сделать, чтобы тренировки на поле заканчивались хотя бы к полуночи?» – спрашивают жители здешней округи. Мы очень надеемся, что после выхода публикации кто-нибудь ответит на этот вопрос. И на другие вопросы, про воду для поливальных машин и про человеческие кости, тоже ответит.

Можно было ещё про мост поговорить, который когда чистят, то не всегда мусор в тележку складывают, а зачастую просто сбрасывают его вниз, в реку, или прямо на прохожих. Я сама видела, как этот мусор вниз летит, развеваясь на ветру чёрной струйкой, на летящий рой гнуса похожей. Люди говорят, что не раз и не два под грязевой поток, с моста уборщиками сброшенный, попадали. Вот такой маленький, казалось бы, жилой район, закольцованный большими городскими трассами, а проблем сколько всяких разных много, обо всех сразу и не расскажешь.

На обратном пути, проходя мимо недавно привезённой насыпи, замечаю не присыпанную песком человеческую челюсть. Подошла ближе, нижняя челюсть, заполненная потемневшими от времени, но абсолютно целыми зубами, поприветствовала меня то ли оскалом, то ли грустной полуулыбкой, то ли скорбным вынужденным молчанием, за которым – неисполнимое желание хозяина челюсти рассказать о своей несчастной судьбе, которая не закончилась с его смертью, а имеет печальное посмертное продолжение. Что я могла сказать в ответ? Только прощения попросить, а потом думать целый день про этого человека. Кто он? – Женщина или мужчина? Как погиб, когда? Чей он родственник? Живут ли его потомки в нашем городе? И ещё множество других вопросов меня волновали и теперь волнуют. Но нет ни на один из них ответа. Есть только очевидная истина: пока мы вот так кощунствуем, человеческими костями дворы устилаем с тропинками, а потом по ним ходим, не будет нам счастья, и покоя не будет. Потому что – не заслужили. Разве не так?

20140619_151041

20140619_151122

20140619_151133

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close