Публикации

Многодетная мать в Семее осталась без крыши над головой

DSC02936

Три года подряд молодая женщина, Елена Борисовна Родермель, с четырьмя детьми слоняется по съёмным квартирам, неожиданно для себя самой оказавшись без мужа и без крыши над головой. До тех пор всё было хорошо, и крыша над головой была, и муж, и планы на будущее, и, главное, радость от ощущения жизни была. А теперь нет ничего, абсолютная растерянность и безнадёга. Хотя нет, не абсолютная. Надежда – есть. Именно поэтому не сидит, сложа руки, а работает, работает, работает. Правда, выбраться из крайне затруднительного положения, в котором три года назад очутилась, по-прежнему не может, но – надеется. Потому что без надежды – как жить?
Прошу собеседницу рассказать всё по порядку. И она рассказывает. Родилась в Семипалатинске 36 лет назад. У родителей три дочки, то есть две сестры у Елены ещё имеется. Всегда жили дружно, под одной крышей. Когда ей исполнилось 14 лет, семья переехала в 4-х комнатную кооперативную квартиру. А когда в 18 лет влюбилась без памяти в деревенского парня и вышла за него замуж, им подарили дом в деревне и всякую утварь домашнюю, чтобы отдельное гнёздышко с самого начала молодые бы себе свили и уже бы в нём птенцами своими обзавелись. В октябре 1997-го пара вселилась в собственный дом, а в декабре этого же года он дотла сгорел вместе со всеми свадебными подарками. Слава Богу, сами живы остались. Лена вернулась в отчий дом, в четырёхкомнатную квартиру, где родители проживали и сёстры. Вернулась, понятное дело, не одна, а вместе с мужем. В 19 лет родила первого ребёнка, сына, и тут же вышла на работу, потому что в голове у молодых было – заработать на собственное жильё. Он работал, она работала, между делом рожали детей. Восемь лет назад родился последний четвёртый ребёнок, дочка. А пять лет назад, когда ей три года исполнилось, встали в очередь на жильё. Услышали, что новые дома в городе строятся, что квартиры в этих домах дают очередникам, и тоже встали в очередь. Но очередь на жильё у нас, как правило, десятилетиями длится, и не факт, что в течение одной человеческой жизни её возможно дождаться. Между тем жить в одной квартире вместе с родителями, четырьмя своими детьми и другой сестрой, у которой тоже своя семья, свои дети, – это серьёзное испытание. Не всякий выдержит. Очень крепкие нервы для этого нужны, терпение, понимание, любовь, в конце концов, друг к другу нужна и много чего ещё необходимо, чтобы выдержать экзамен по проживанию большой коммуной из близких родственников.
В июле 2012-го года муж Елены Борисовны, глава многодетного семейства, отец четверых несовершеннолетних детей уехал в Астану на заработки. Незадолго до отъезда они взяли большой кредит, и теперь надо было расплачиваться, деньги были сильно нужны. В июле он уехал, а в августе Лену вместе с её детьми близкие родственники выставили из квартиры, в которой она была прописана с 14-ти лет, где проживала с тех пор практически всегда, где у неё родились все четверо детей и уже тоже выросли. Всё потому, что матушка, оставшаяся после смерти мужа полноправной хозяйкой квартиры, подарила её внучке, дочке одной из сестёр Елены Борисовны. Оформила дарственную и подарила. Сразу же после этого Лене вместе с её детьми было указано на дверь. Напутственные матушкины слова были примерно такими: “Ты в очереди на жильё стоишь, получишь и будешь жить в своей квартире”.
Разумеется, она сообщила о своём бедственном положении мужу. Тот, вроде, поддержал, но не материально, а советом. Найти съёмное жильё посоветовал, потому что надо же где-то жить, и жене, и его детям. Оказавшись в буквальном смысле на улице с детьми, Лена пришла сначала в состояние ужаса, но вскоре инстинкт самосохранения сработал, и она нашла недорогое съёмное жильё. Правда, как на деле выяснилось, для жизни оно почти не пригодно: пол земляной, водопровода нет, бани тоже нет, изо всех щелей дует, осень на дворе, зима скоро. Муж уехал на заработки, и ни слуху от него, ни духу, матушка тоже не на её стороне, помочь, одним словом, некому. Одна с четырьмя детьми осталась, с кредитом на шее, и за съёмную землянку по 13 тысяч тенге в месяц платить нужно. Когда к новому своему положению чуток попривыкла, нашла другую избушку, немного дороже, но хотя бы пол в ней был не земляным, а деревянным. Понятное дело, удобств по-прежнему никаких, ни воды, ни бани, ни тёплого туалета, и печка такая, что кочегарить нужно беспрерывно, чтобы тепло в избушке поддерживать. Благо, старшие дети подросли, помогают, за младшей сестрёнкой присматривают. Но положение у всей семьи, согласитесь, аховое. Не позавидуешь.
Уехавший на заработки муж поначалу кое-что высылал на поддержание огня в очаге брошенной на произвол судьбы семьи. И даже приезжал изредка в Семей, чтобы детей повидать и о себе напомнить, что он вообще есть, даже если и денег у него нет. Но время шло, и он стал напоминать о себе всё реже и реже, а потом и вовсе исчез из поля зрения, на звонки не отвечал, сам не звонил, на побывку не приезжал, денег не высылал. Спустя восемь месяцев после его исчезновения Елена подала заявление в правоохранительные органы на розыск без вести пропавшего мужа. Довольно скоро он был обнаружен, ему напомнили о задолженности в крупной сумме по алиментам, и всё на этом. Впрочем, он и сам в некоторой степени свою ответственность чувствует. “Раз примерно в три месяца приблизительно по тридцать тысяч тенге высылает” , – подтверждает мужнину ответственность Елена. Сказать с уверенностью о том, что эти деньги сильно выручают, Лена не может. Но на безрыбье, как говорится, и рак рыба.
Сказать, что за время скитаний с четырьмя детьми по съёмным баракам женщина безумно устала, значит, ничего не сказать. На приёме у заместителя акима города несколько раз побывала, ему на своё бедственное положение пожаловалась. Потом ещё на одну работу устроилась и сняла двухкомнатную благоустроенную квартиру за 25 тысяч тенге плюс стоимость коммунальных услуг. Сообщила о предпринятом шаге мужу, чтобы поторапливался с алиментами, как с текущими, так и с теми, что задолжал в большой сумме. Но тот, видимо, человек прагматичный, сказал только, что можно было бы и подешевле что-нибудь подыскать. В смысле, пусть не рассчитывает, что он им дорогое съёмное жильё будет оплачивать, потому что он и дешёвое-то оплачивать не собирался. Одним словом, пусть на себя рассчитывает, на свои собственные силы, а у него зарплата там, в Астане, маленькая, сам кое-как концы с концами сводит. Ну, да ладно. Дело в том, что только успела Лена обрадоваться тому, что в благоустроенную квартиру переехала из барака, что и вода в доме есть, и аристон. А тут бац, и сократили её с основной работы, на зарплату от которой она рассчитывала, чтобы аренду хозяйке выплачивать и за коммунальные услуги рассчитываться. Осталась только подработка. Непонятно, как жить? Судорожно принялась за поиски новой работы. Хоть и говорят, что работы в городе много, а на самом-то деле, попробуй, найди! Целый месяц она в поисках заработка пребывала, и когда день наступил – за съёмное жильё рассчитываться, так получилось, что рассчитываться-то и нечем. Хозяйка немедленно принялась выселять квартирантов, но им – куда выселяться? Ведь денег нет не только для расчета за проживание в благоустроенной квартире, но и на неблагоустроенный барак тоже денег нет. И вот тут ей, можно сказать, повезло: многодетную мать приняли на работу вахтовым методом. Две недели – в заезде, две недели – дома, зарплата – 50 тысяч тенге. Не густо, конечно, но где больше-то найдёшь? К тому же и мама, которая в своё время дочку с четырьмя внуками без приюта оставила, согласилась помогать, присматривать за детьми, пока Лена в отъезде, кашеварить и за порядком следить. Спасибо ей за это сердечное. Ведь если раньше, когда все вместе под одной крышей жили, каждодневная её помощь казалась незаметной, то теперь, когда в такой переплёт попала Лена вместе с детьми, помощь кажется неоценимой, да и на самом деле таковой является.
Рассчитаться за жильё полностью так пока и не удаётся. Хозяйке квартиры нужно терпения набраться, подождать немного, пока жизнь у квартиросъёмщиков наладится. А она обязательно наладится, ведь Лена не сидит на месте, практически без выходных работает. Возвращается с одной вахты и сразу же на новую вахту заступает: в цветочном павильоне цветами торгует, с раннего утра и до двух часов ночи. Проценты с выручки хоть и небольшие, но всё же, голодом, условно говоря, не сидят.
Дети у Елены Борисовны, хоть и не очень в волшебство Деда Мороза веруют, но зато в настоящие чудеса очень верят. Все как один в новогоднюю ночь желание про компьютер загадали, чтобы он у них был, хорошо бы с Интернетом. А самая маленькая дочка ещё дополнительно про сотовый телефон загадала, а то у старших есть хотя бы самые простые телефоны для связи, а до неё никак очередь не доходит, чтобы купить ей хотя бы самый дешёвый телефон. Что касается самой Елены Борисовны, у неё одно желание: жильём обзавестись. Тогда, конечно, всё было бы иначе, лучше, надёжней, правильней. Но пока – живут как на пороховой бочке, в вечном страхе вновь оказаться на улице.
В этой истории явно не хватает ещё одного главного героя, который уехал три года назад на заработки, да так и не заработал до сих пор ничего и даже налегке не вернулся. Мы попытались с ним связаться по телефону, но – бесполезно. Трубку человек не взял, на звонки не ответил. Может, потому, что дни стояли на дворе праздничные, может, ещё почему-то. Три года уже прошло, как он из семьи выбыл, по собственному желанию лишил себя радости с детьми видеться, принимать участие в их взрослении. А дети между тем ждут своего папу, каждый из них надеется, что вот на его день рождения папа обязательно позвонит, поздравит, или даже приедет. Но – нет, не звонит и не приезжает. И жаль, и странно, и плакать хочется.
Для чего мы про это всё рассказали? С надеждой на то, что откликнется кто-нибудь и поможет многодетной матери выпутаться из непростой жизненной ситуации. Главное, конечно, – жильё. Пусть съёмное, но не дорогое. Да и всё остальное – тоже важно. Потому что сейчас она снова уехала на две недели, а продуктов, тех, что сумела впрок припасти, при нормально составленном рационе для всех четырёх детей на три дня разве что хватит.
И потом вот эта пресловутая очередь на жильё, в которой некоторые люди по тридцать лет и больше стоят, но так и не могут его получить, здесь же тоже возможны исключения для таких вот бедственных случаев, как этот. В качестве временного жилья, многодетную семью и комната в общежитии устроила бы. Наверняка ж можно помочь при желании. Одним словом, необходимо что-то предпринять, причём срочно. Нельзя от проблем многодетных матерей отмахиваться и на их настойчивый сигнал – SOS – не отзываться. Разве не так?
Телефон для связи с Леной: 8 777 99 44 725

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close