Социум

КСК в Семее продало имущество жильцов

КСК на 342 квартале существует с тех самых времён, как только появились в городе КСК. Квартал большой, по уставу в кооператив собственников квартир входят 15 многоэтажек, фактически – 18. У КСК была своя трёхкомнатная квартира, являвшаяся собственностью всех многочисленных жильцов квартала. Есть-пить квартира не просила, освобождала от необходимости арендовать офис и была в прямом смысле недвижимым капиталом, который в любой момент можно было употребить на благо всех членов кооператива. За многие годы существования КСК такой момент так и не наступил. Удивительно, но факт. А теперь уже и не наступит никогда, так как стоящее ныне у руля руководство КСК квартиру продало.

Мы хотим спать спокойно!

16 марта в два часа дня в подвале 12 дома на 342 квартале состоялся отчёт тех, кто продал квартиру перед теми, кому она принадлежала. За несколько дней до собрания на домах появились объявления, оповещающие жильцов о собрании. Главный вопрос повестки собрания, как значилось на листочках: о продаже квартиры. Многие подумали, что квартиру только что собрались продавать. Но, как выяснилось на собрании, квартиру уже продали. Основанием для этого стало предыдущее собрание, на котором присутствовало около двух десятков человек. То есть кворума не было – однозначно. Письменный опрос проведён не был. Более 2/3 собственников квартир, входящих в состав КСК не высказали своего желания продать принадлежащую кооперативу недвижимость. Однако общую квартиру – продали. Совершенно очевидно, что незаконно.

На так называемом отчётном (о продаже квартиры) собрании присутствовали со стороны отчитывающихся – 3 человека, со стороны принимающих отчёт – 50. Давайте вспомним, что всего домов, входящих в КСК, – 18. В каждом из 18-ти домов примерно 80 квартир. То есть всего квартир – 440. При таком раскладе кворум на собрании могли составить 300 человек (и то, не абы каких, а именно собственников квартир). Трёхсот человек на собрании не было, собралось только 50: в шесть раз меньше. То есть, ни о каком кворуме и речи быть не может. Тем не менее, отчётное собрание состоялось.

Нам нечего от вас скрывать!

– Нам нечего от вас скрывать, – так начала собрание Лариса Вениаминовна, которая не является работницей КСК, но зато она является членом правления (как она сама сказала) и, как мы поняли, чрезвычайно заинтересованным в судьбе общей квартиры человеком.

Так вот, Лариса Вениаминовна открыла собрание и сказала буквально следующее. “Нам нечего от вас скрывать. Мы продали квартиру за 5 миллионов тенге, У нотариуса оформили за 3, чтобы не платить налог со всей суммы. Таким образом, сэкономили 400 тысяч тенге. Все так делают. Я человек очень законопослушный, здесь всё прозрачно, мы хотим спать спокойно. КСК будут закрываться, с мая месяца. КСК изжили себя, мы сейчас успеем оформить ТОО, у нас будет сервисная компания. Мы сходили во все инстанции, потому что это деньги. Мы ещё не продали, а уже многие спрашивали: где деньги? Наверное, некоторые по себе судят. Поверьте, проделана очень большая работа, я благодарю Асию Токтасыновну (нынешнего председателя КСК) и передаю ей слово, пусть отчитается”.

Отчёт Асии Токтасыновны представим чуть позже, а прямо сейчас прокомментируем выше сказанное. Дело в том, что нам эта лаконичная речь Ларисы Вениаминовны показалась весьма

противоречивой. С одной стороны – “законопослушные”, с другой – обманули государство: оформили за три миллиона, хотя получили, как было сказано, пять. За сколько реально продали – вряд ли мы когда-нибудь узнаем, так как, во-первых, одна ложь неминуемо рождает другую. Во-вторых, если хотели, чтобы на самом деле было всё прозрачно, почему не создали инициативную группу из 10 человек, или хотя бы из пяти. Пусть бы реальные люди из разных домов присутствовали при сделке, своими глазами бы видели момент передачи денежных средств из рук покупателей в руки продавцов. Понятно, что есть нотариус, но ему показали только три миллиона, а все остальные деньги остались за кадром. О них никто ничего не знает, кроме самих участников сделки. Как минимум странным кажется и тот факт, что в СМИ не было объявления о продаже квартиры. Ведь если и в самом деле хотели продать максимально выгодно, надо было максимально широко распространить информацию о продаже трёхкомнатной квартиры, пусть и без ремонта, зато в очень хорошем районе города (в шаге от супермаркета, буквально во дворе новый детсад). Этого не было сделано, ещё и поэтому возникают вопросы.

Отчёт председателя

– Когда мы продали, – говорит Асия Токтасыновна, обращаясь к собравшимся в подвале 12-го дома жильцам, – столько звонков было: где деньги, зачем продали, это наша квартира… Я хочу сказать, что вы не покупали эту квартиру, не вкладывали свои деньги, это всё идёт с советских времён. В 2008 году благодаря Ларисе Вениаминовне переоформили квартиру в собственность КСК. Мы её начинали с 7 миллионов продавать, в конце февраля уговорили покупательницу купить за 5 млн. Договорились оформить за три. Оформление нам обошлось в 48 тысяч тенге, потому что эта женщина сказала, что не будет за свой счёт оформлять. Реальных покупателей больше не было. Чистили помещение – 10 тысяч, электричество – всего 30 тысяч, ремонт помещения – 50 тысяч, купили для ремонта самые простые обои и куски линолеума. Сантехника, раковина, трубы, канализация – 73 480. Транспорт для перевозки вещей – 3 500 (за час не вложились, перевозя немногочисленные вещи из одной пятиэтажки на квартале в другую – прим. автора). Пришлось заплатить налоги за 2018 год. За 1 квартал 18 года – из кассы рассчитались, остальное всё отсюда (с пяти миллионов за продажу квартиры) взяли. Получается, со 2-го по 4-й квартал 18 года и 1 квартал этого года, вплоть до конца марта – полностью рассчитались. 830 тысяч налогов оплатили. 42 500 – страховка рабочим. За комуслуги, конкретно за тепло, тоже накопилось 40 тысяч – заплатили. За промывку не все жильцы сдали по 200 тенге, поэтому 91 тысячу отдали за промывку. Имелась задолженность по зарплате – 1,5 млн. тенге. Из кассы заплатили 400 с чем-то тысяч, а 1млн 68 тысяч – с продажи квартиры. Итого 2 миллиона 902 тысячи 413 тенге ушло на всё это. От пяти миллионов осталось 2 миллиона 97тысяч 587 тенге. Кто не верит – в рабочем порядке подходите ко мне, всё объясню.

Из всего выше сказанного мы поняли, что большая часть суммы от продажи общей квартиры (почти три миллиона) ушло на то, чтобы закрыть КСК и создать новую площадку для дальнейшей работы ТОО, которое к КСК не имеет ровным счётом никакого отношения. А если бы не было этой квартиры, что тогда? Как бы рассчитывались по миллионным долгам, почему-то вдруг образовавшимся за время работы КСК, и корнями эти долги аж в 2017 год уходят. И это притом, что из кассы жилищного кооператива деньги никогда не расходовались на качественное эксплуатационное обслуживание. Все необходимые ремонты жильца, как правило, делали за собственные средства.

К чему такая спешка?

– Если бы мы не продали квартиру, у нас бы её просто забрали по суду, – объяснили факт срочной продажи общей недвижимости организаторы собрания. – Мы должны двигаться дальше. КСК закроем, откроем ТОО. Новая форма управления – ТОО, по упрощёнке, другие налоги. Сейчас каждый дом должен принять решение, пойдёт ли дальше с нами. Кто-то уйдёт, другие дома, возможно, присоединятся. Деньги нужны, лето впереди, ремонты…

– Как допустили эти долги? – поступил вопрос из зала.

– Сейчас этот вопрос уже не актуальный, – ответила на него Лариса Вениаминовна. Я на себя много ударов приняла. Я до конца иду с этим человеком (с Асией Токтасыновной), никто не хотел этим заниматься.

Кто-то из зала, явно преследуя свои скрытые интересы, внёс предложение: “Заплатите 400 тенге юристу, и он поможет вернуть долги жильцов за эксплуатационные услуги. Три миллиона долгов вернёте. Существует Ассоциация КСК, она помогает в таких вопросах”. Ларисе Вениаминовне это предложение явно пришлось не по душе. Возможно, потому, что суды – это долгая песня, и содержание последнего куплета в ней заранее не известно. Между тем деньги, и не малые, юристу необходимо заплатить сразу, а это, скорее всего, не в интересах того человека, у которого они на данный текущий момент хранятся.

Вот, собственно, и всё. Дальше организаторы собрания призвали жильцов хорошенько подумать над тем, останутся ли их дома обслуживаться дальше в ТОО – новой сервисной организации, которую они в ближайшее время откроют, чтобы на следующем собрании сообщить им об этом.

Законопроект о реорганизации КСК еще не принят

Новый законопроект о реорганизации КСК еще не принят. Предположительно (!) он будет принят в мае этого года. Но и тогда никто не станет закрывать КСК немедленно. Им будет предоставлено достаточно времени (не менее полугода) для решения всех организационных вопросов, связанных с принятием нового законопроекта. То есть у ныне действующих КСК будет возможность, соблюдая все ныне действующие правила, объявить собрания жильцов, обеспечить их кворум, либо путём письменного опроса, но обязательно с учётом мнения жильцов предпринять соответствующие шаги по реорганизации в соответствии с новым законом, если таковой будет принят. Но пока никакого нового закона о КСК – нет! И поэтому как бы ни хотела Лариса Вениаминовна объяснить спешку с продажей квартиры, принадлежавшей КСК, безвыходностью ситуации, у неё это не получилось. Такой необходимости не было.

Более того, у зачинщиков продажи не было законного права на совершение сделки. Это право могло у них возникнуть только на основании решения 2/3 всех собственников квартир (а их должно быть более трёхсот), проголосовавших за то, чтобы продать квартиру. Жильцы своим большинством такого желания не выражали. Стало быть, сделку купли-продажи всё ещё можно оспорить в суде. Для этого достаточно провести собрание жильцов любого из домов, обслуживавшихся в КСК, принять большинством решение о необходимости оспорить сделку, делегировать представителя, уполномоченного представлять интересы жильцов дома, в суд. То же самое с остатками денег от продажи квартиры: они должны быть распределены по накопительным счетам домов, имевших долю в общей квартире. Других вариантов для хранения и использования этих денег – нет.

И напоследок еще раз необходимо подчеркнуть: в срочной продаже квартиры не было необходимости, а в совершённой без согласия большинства жильцов сделке нет и намёка на прозрачность. А в тёмном омуте – сами знаете, кто водится.

Читайте также

3 Comments

  1. Похоже, что новая форма создана на базе старого КСК. Не совсем верное решение по – моему мнению. Те же правила, устои, даже обычаи плавно перейдут с КСК в это созданное ТОО. В Семее уже есть примеры работы управляющей компании. Можем предоставить контакты для заинтересованных.

    1. КСК – это контора недоумков на собраниях собственников квартир для создание проходимцам и воров в ЗАКОНЕ по ликвидации бесплатного жилья, для обогащения одних за счёт других в условиях крушения мифа КОММУНИЗМА !!!

  2. КСК – это контора недоумков на собраниях собственников квартир для создание проходимцам и воров в ЗАКОНЕ по ликвидации бесплатного жилья, для обогащения одних за счёт других в условиях крушения мифа КОММУНИЗМА !!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close