Публикации

Главное – не унывать, даже при смертельном диагнозе

onkdisЛюбовь Петровна Матвейчук проживает одна в однокомнатной квартире в доме под номером пять в посёлке Энергетик. Квартиру получила по программе арендного жилья в сентябре прошлого года. А до этого много лет подряд мыкалась по съёмным квартирам. Потому что многоквартирный дом, в котором она до тех пор проживала на правах хозяйки, снесли  и на этом месте новый построили. Всех, кого выселили из попавшего под снос дома, жильём обеспечили. Одной только ей, одинокой женщине, не привыкшей за свои права бороться, взамен отобранной квартиры другую не дали, хотя документы на приватизированную квартиру в снесённом доме у неё были. Они и теперь у неё есть, она мне их показывала при встрече.  Слава Богу, хотя бы теперь в арендном доме квартира есть. Правда, за аренду отдельную плату ежемесячно из небольшой пенсии выделять приходится, и за тепло заоблачные счета приходят, потому что в новом доме, где всё должно быть и обязано работать, то ли нет счётчика, то ли он не работает, то ли договор на его обслуживание не подписан. Мы про это всё писали уже раньше, и про отобранную квартиру, и про заоблачные счета на тепло и всё остальное. Но никто ж не отреагировал, никто не взял на себя смелость объяснить, почему так с людьми происходит, как не должно происходить с ними никогда. Но не об этом теперь речь.

В 2012-м году Любовь Петровна почувствовала сильное недомогание, кашель её стал забивать и дышать стало трудно. Она в СВА обратилась за помощью. «Может, мне обследоваться хорошенько? – спросила у своего лечащего врача. – У меня как раз деньги сейчас есть, я скопила». Но доктор попался заботливый: «Ни к чему, – отвечает, – вам обследоваться, зря деньги тратить. Потому что у вас хронический бронхит, это и так понятно, безо всякого обследования». Выписала докторша всяких дорогостоящих препаратов и всё на этом. И сколько бы раз ни приходила Любовь Петровна в свою больницу, но разные семейные врачи, которые то и дело на её участке менялись, вторили всякий раз одно и то же: бронхит, пора бы уж ей перестать самой беспокоиться и их, и без того занятых по  пустякам беспокоить.

А в 2014-м году, как раз в то самое время, когда ей вручили ключи от  квартиры в арендном доме, и настала пора переезжать со съёмного жилья в арендное, у неё неожиданно горлом кровь пошла. Она опять обратилась в СВА (куда ж ещё-то нам, простым людям, обращаться?), и тут, наконец, врачи одарили Любовь Петровну драгоценным своим вниманием. Сразу же её в тупдиспансер направили на обследование, а то ж она не ровен час перезаразит всех туберкулёзом. Женщина прошла обследование, и ей сказали, что у неё нет никакого туберкулёза. Скорее всего, ей в онкодиспансер обратиться нужно. И она обратилась в онкодиспансер. Специалисты-онкологи выявили у неё рак лёгких II-ой стадии и поставили к себе на учёт.

На учёте всё это время она стояла так: «Сейчас у вас рак второй стадии. Идите домой, приходите через три месяца». А когда она пришла через три месяца, ей  сказали прийти ещё через три месяца. И вот когда она на прошлой неделе снова к ним пришла, то ей сообщили, что у неё уже нет рака второй степени. Теперь у неё рак III-ей степени, переходящей в IY-ю. Усугубилась, стала быть, ситуация со здоровьем. Любовь Петровна спросила у докторов, может, они ей лучевую терапию назначат? Ведь нужно же что-то делать, как-то лечиться необходимо. Но её тут же успокоили тем, что как раз-таки лично ей не нужно ничего делать, и особо лечиться не нужно. Потому что лучевую терапию её организм не вынесет, а всё остальное, вроде бы как, бесполезно применять. Выписали ей обезболивающие препараты бесплатно, а дорогие ингаляторы, без которых ей дышать невозможно, она сама покупает. Любовь Петровна попросила ещё на всякий случай ей все необходимые документы оформить, чтобы она могла к своей пенсии ещё дополнительные копейки получать по болезни, с полигоном связанной. Но ей объяснили, что не стоит суетиться с этой хлопотной процедурой, потому что она и так пенсию по 2-й группе инвалидности получает, которую ей после инсульта назначили (инсульт у бабушки случился, когда она собственного жилья лишилась).

71-летняя бабушка, оставшись один на один со своими проблемами, по ночам спать не может, дышать ей трудно, и болит всё изнутри. Встанет  ночью, по комнате походит, потом о спинку стула облокотится, и вот так стоит до изнеможения, чтобы добраться потом до кровати и уже от бессилия заснуть на часок хотя бы. На бессонницу врачу своему пожаловалась, та ей снотворного за 1.200 тенге выписала. Выпьет Любовь Петровна снотворного, потом походит, о спинку стула обопрётся, постоит, устанет, приляжет, но так и не заснёт до утра. Потому что болезнь у неё такая коварная, рак уже почти что самой последней степени. А ведь когда она впервые к врачам обратилась, он ведь у неё только что начинался, наверное, можно было помочь. Да и теперь наверняка можно сделать что-нибудь при желании, чем-нибудь облегчить участь настрадавшейся женщине. Только вот желания ей помогать, похоже, нет ни  у кого. Но Любовь Петровна не унывает, живёт на свою скромную пенсию так, как будто и нет у неё коварной болезни, как будто и правда у неё всего-навсего бронхит. А что, разве у неё есть другой выход?

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close