Публикации

“Дом мамы” в Семее

Дом мамы, город Семей

Внебрачные дети: отказаться или растить?

Встречаются порой такие люди, которые с первых минут общения внушают доверие, их хочется слушать и не перебивать. Есть в них некая ненавязчивая притягательность, обаяние. И дело даже не во внешней красоте и красноречии, а в проступающей доброй внутренней силе, вере в праведность и благость своих поступков. Словно их поддерживают высшие силы, и они это знают.

Айнагуль Нуртазина из этой когорты редких людей. На протяжении четырех лет (с момент основания) она является координатором «Дома мамы» в городе Семей для женщин, попавших в кризисные ситуации. Официальная должность координатор, звучит слишком сухо. Больше подходит хранительница очага, мама, бабушка. Не случайно юные обитательницы дома, называют ее второй мамой.

За эти годы в городе более 140 женщин прошли через «Дом мамы». Это значит, что 140 детей не стали сиротами, не пополнили государственные детские дома. Всего по Казахстану в аналогичных центрах за шесть 3700 матерей получили помощь. Только вдумайтесь в эти цифры! У нас на сегодняшний день в общереспубликанской базе данных насчитывается около пяти тысяч сирот. А ведь если бы не было в стране этой благотворительной организации, количество сирот увеличилось бы на три тысячи семьсот человек.

В 18 городах республики – в каждом областном центре и большом городе, шестой год действует проект благотворительного фонда «Ана үйі» – «Дом мамы». На средства меценатов были открыты 24 Кризисных центра по предотвращению отказа матерей от новорожденных детей. Основатель фонда Айдын Рахимбаев вместе со своей супругой Анарой, вдохновили своих друзей бизнесменов поддержать этот проект. Сегодня «Ана үйі» имеет 23 добровольных мецената.

Все равно его не брошу

Вот, 15-летняя Аяла нежно убаюкивает, прижимая к сердцу, трехмесячного крепыша Батыра, 18-летняя Шолпан кормит грудью родившуюся месяц назад Зарину, Мадина, которой исполнилось двадцать, дает с ложечки прикорм шестимесячному сынишке Алпамысу.

Сейчас это заботливые мамочки, в которых уже пробудился инстинкт материнства, а в сердцах укрепилась любовь и нежность к ребенку. Совсем недавно все они растерянные и отчаявшиеся намеревались отказаться от них. Кто знает, быть может любимые и обласканные Батыр, Зарина и Алпамыс могли закончить свои короткие жизни в мусорных баках, на дне выгребных ям, в канавах. Пусть это звучит жестко, но вопиющие случаи, когда новорожденных оставляют где попало происходят. Вот недавно родительница оставила ребенка в пакете на заборе в зимние морозы.

Попадают сюда выпускницы детских домов, (примерно 15% от общего количества) а также девочки из неблагополучных, откровенно асоциальных семей, где пьющие родители. Но, как мы видим по процентному соотношению, их не так много. Замечено, что большинство девушек – дочери матерей, занятых устройством своей личной жизни. Часто они растут в семьях, где нет родного отца, а присутствует отчим. Или это девочки, отданные на воспитание дедушкам и бабушкам, которые к моменту взросления внучек, отошли в мир иной. А родные матери стали для них чужими. Это девушки, приехавшие в город на учебу или на

работу из сельской местности. В надежде скрыть «свой позор» они до последнего скрывают беременность, рожают и пишут отказные.

– Беседуя с девушками в первый послеродовой период, мы стараемся выяснить причины отказа от малыша, – рассказывает Айнагуль Галимбековна, – основная причина это «клеймо позора», негативное влияние общественного мнения, всеобщего осуждения, особенно на селе. «Уят» – «Стыдно». Мы тогда пытаемся объяснить молодой маме: «Да, это не самый лучший твой поступок – родить вне брака, но раз так получилось, то надо ребенка поднимать! Бросить малютку – это самое плохое, что ты можешь сделать для него и для себя. Этот поступок, пусть даже тебе удастся каким-то чудом сохранить его в тайне, ляжет черным камнем на сердце на всю оставшуюся жизнь. Чувство вины нагонит тебя и отравит существование, пусть не сейчас, через много лет.

Ты мне больше не дочь!

Первые дни адаптации, когда маму с ребенком привозят в общий дом, самый сложный. Зачастую самые родные люди отрекаются от рожениц, как от преступниц. Начинаешь сомневаться если ли в таких семьях вообще любовь? Девушки осуждают себя до такой степени, что впадают в депрессию, находятся на грани суицида. Они крайне подавлены, отказываются от общения, могут не принимать еду сутками. Одному богу известно, сколько душевной теплоты и терпения нужно, чтобы растопить заледенелый сгусток отчаяния, обид, боли.

– Самое первое наше правило – мы никого не осуждаем. Мы окружаем молодых матерей вниманием. Обнимаем, утешаем, стараемся отвлечь от грустных мыслей, другие девушки рассказывают о себе, о своих пережитых чувствах – говорит Айнагуль.

– Затем мы вместе с психологом пытаемся разобраться в ситуации – почему вышло так, а не иначе. Выясняется, что молодые девушки испытывали недостаток внимания и заботы в семьях. Их никогда не хвалили, часто унижали. И когда какой-то парень вдруг проявлял к ним интерес, говорил о любви, не опытные, эмоционально не развитые девушки впервые чувствовали себя счастливыми, – делиться наблюдениями Айнагуль Нуртазина.

Часто они признаются, что у их родительниц «свои семьи». То есть дочери, отделены от матерей, не считают себя частью этих семей. Удивил случай полного равнодушия к судьбе дочери. Родная мать не замечала беременности дочери до последнего дня. Притом, что малыш родился весом более 4-х килограммов. Другой показательный случай – привели в центр девушку на седьмом месяце беременности, без явных внешних признаков. Оказывается, она так боялась, что мать заметит ее растущий живот, что морила себя и плод голодом.

Бытовое насилие – не редкость

Некоторые из них пережили бытовое насилие в семье. Невозможно сдержать слез, послушав трагические истории молодых мам. Слушаешь и понимаешь, что центр для них – это та самая последняя соломинка, за которую хватается утопающий.

После замужества разгневанный муж вернул молодую несостоявшуюся жену родителям. И только тогда девушка призналась, что в 13 лет ее изнасиловал родной дядя. Она скрывала этот факт много лет.

Другая жертва призналась, что ее на протяжении нескольких лет насиловал и бил отчим.

Третью жестоко избивал муж – садист и алкоголик, приковывал ее наручниками к батарее. Она боялась подать на развод. Возвратиться к матери не могла, потому что знала, ее там не ждут. Неизвестно, сколько бы еще времени она так существовала, если бы не «Дом мамы». Не исключено, что муж мог превратить ее в калеку или однажды, не рассчитав сил, забить насмерть.

12-летнюю школьницу изнасиловали ее сверстники.

После психологической терапии, девушки начинают оживать, проявлять интерес к ребенку, у них появляется надежда, вера в будущее, подкрепленная положительными примерами соседок по комнате. Они видят выход из безвыходного (как им казалось) положения. Но самое главное они постепенно начинают уважать и любить себя, осознавать свою ценность, как личности и человека. Самооценка повышается и от понимания важности поступка – не бросила родное чадо на произвол судьбы. Вместе с осознанием себя, как взрослого человека растет и крепнет чувство ответственности за судьбу малыша. Женщины, только начинающие жизнь, активно борются с трудностями. Главное – поверить в себя.

В центре им оказывают всестороннюю поддержку: восстанавливают документы, проходить обследование в медицинских учреждениях. Детей регулярно навещает педиатр. Им помогают восстановиться в учебных заведениях (некоторым окончить общеобразовательную школу), поступить на учебу, трудоустроиться. Работающий при центре мастер швейного дела может научить профессии. Они находятся здесь в среднем по полгода, максимум год. За это время, живя по правилам общежития, приобретают полезные навыки, приучаются к порядку и дисциплине. Учатся многим вещам: готовить, ухаживать за малышом, организовывать и вести быт. Многие из них, особенно воспитанницы детских домов, порой не знают элементарных вещей.

И после выхода из дома бывших подопечных не оставляют без присмотра – работники продолжают сопровождать до тех пор, пока не убедятся в их умении жить самостоятельно.

Много сил и времени работники дома тратят на общение с родней – очень важно достигнуть взаимопонимания, прощения, примирения, воссоединения близких людей. Часто под влиянием таких разъяснительных бесед, родные люди меняют свое отношение друг к другу – становятся более терпимыми, внимательными, заботливыми.

По-разному складываются судьбы выпускниц, но не было еще ни одного факта повторного обращения – девушки достаточно подготовлены к новой жизни.

Но, к сожалению, встречаются такие женщины, которые ни на какие уговоры не поддаются. Это, как правило, злостные «кукушки» – женщины старше 35 лет, привыкшие вести аморальный образ жизни. Их и не уговаривают, так как есть риск жизни и здоровью детей.

Инициаторы – мужчины!

График работы Айнагуль Галимбековны плотный – несколько раз в неделю обязательно встречи с учащимися школ, колледжей, вузов по профилактике ранней беременности.

– Я обращаюсь не только к девушкам, но и к юношам. Пытаюсь им внушить, что ответственность в первую очередь ложиться на них, а не на девушек, как принято считать у нас, – рассказывает о профилактических мерах координатор.

Абсолютно согласна с ее мнением. Ведь инициаторами контактов чаще всего выступают парни. У нас почему-то всю вину валят на женский пол, а мужчины, превращаются, чуть ли не в жертв коварных искусительниц. Это абсолютная гендерная дискриминация. На какие только ухищрения, уловки, уговоры, ультиматумы не идут парни, чтобы склонить девушку к близости! Как свидетельствуют работник центра, за все время работы не было ни одного случая, чтобы биологические отцы постучались в дверь Дома мамы и изъявили желание разделить ответственность с молодой мамой, помочь, поддержать ее!

Самое большее на что способны молодые люди – это дать немного денег на искусственное прерывание беременности. Они ни на секунду не задумываются, им все равно, что будет дальше с девушкой и с ребенком. Тут почти каждый, вдруг превращается в морального импотента и начинает сомневаться в своей причастности к зарождению новой жизни.

Сейчас бытует мнение, что раздавать в школе презервативы – это стыдно и не подходит нашему восточному менталитету. Что это чуть не призыв к началу ранней интимной жизни, пропаганда распущенности. А между тем, среди подопечных дома, отмечается полная половая безграмотность. Одна 20-летняя студентка наивно призналась: «Я не думала, что можно забеременеть с первого раза».

– Конечно в первую очередь ответственность за несовершеннолетних детей и их воспитание несут родители. Именно они должны объяснять своему сыну или дочери что такое хорошо и что такое плохо. Но как показывает наш печальный опыт, во многих семьях на интимную часть жизни наложено строгое табу. Если мать и отец не говорят ребенку об этом, он восполняет белые пятна самостоятельно из доступных источников. В наш информационный век источников очень много и не все учат хорошему. Те же порносайты, например. На мой взгляд, культура полового поведения должна прививаться подросткам и в учебных заведениях. И знать о средствах контрацепции дети должны, – делится мнением Айнагуль Нуртазина.

Добавлю, что в советской школе у нас проводились классные часы по этой теме – отдельно для мальчиков и для девочек. И в наше время были школьницы, так называемые дочки-матери. Так что этот вопрос не нов. Другое дело, что таких случаев было, быть может меньше, чем сейчас. Впрочем, не берусь судить. Во все времена были свои Ромео и Джульетты, как и свои героини из фильма «Москва слезам не верит». В любом случае им нужна помощь, хотя бы на первоначальном этапе. И роль таких вот центров как «Дом мамы», аналогов которым нет ни в одной стране мира, переоценить трудно.

Номер телефона «Дома мамы» 8 777 612 96 74 Айнагуль Галимбековна Нуртазина

Айман Шарипханова
Фото автора

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close