Публикации

Дачники на Бобровке недовольны установленными на дачах порядками

Дачники в дачном массиве «Бобровка» часто жалуются на установленные руководством дачного кооператива порядки. Почти все их жалобы, так или иначе, завязаны на одном рубильнике, который, оказавшись в руках руководства ПКСЛ “Бобровка”, стал практически волшебным рычагом управления в руках опытного председателя, господина Рулькова, с помощью которого можно деньги с людей за всё собирать, почти ничего не предоставляя взамен, кроме самого электричества. Причём дачникам оно обходится значительно дороже, чем городским потребителям. 15 тенге за один киловатт – такой тариф действует в здешних краях, и обсуждению он не подлежит, как, впрочем, и все остальные проблемные вопросы, то и дело возникающие у дачников.
Удивительно, но факт: дачники, которые платят в дачный кооператив деньги, членами кооператива не являются. Многие об этом не знают, даже не догадываются. Потому что обычная логика подсказывает каждому из них: если они являются владельцами дачного участка, если кооператив обязывает их платить деньги, и они эти деньги платят, значит, они – члены кооператива со всеми вытекающими отсюда последствиями. То есть они думают, что имеют право голоса на собраниях, что они имеют право потребовать финансовый отчёт, что они имеют право переизбрать в случае чего неугодного председателя. На самом же деле, нет у них никаких прав. Только 105 человек из 4185 плательщиков, неизменно пополняющих кассу ПКСЛ “Бобровка” являются членами кооператива и соответственно имеют все выше перечисленные права.
Когда несколько лет назад один из бывших председателей дачного кооператива исключительно своим волевым решением выкинул основную часть дачников из кооператива, предложив вступить в него заново за деньги (за очень большие деньги, курса не помню, но речь шла примерно о тысяче долларов), люди взбунтовались и смогли того председателя переизбрать. Но вот пришёл новый председатель и – воплотил ранее задуманное в жизнь. На текущий момент из нескольких тысяч дачников только 105 человек являются членами дачного кооператива, и только они могут переизбрать своего председателя. Правда, купить членство, а вместе с ним и права, можно и сегодня. Порядка ста тысяч тенге стоит членский билет, дающий право голоса, но никто не торопится его покупать. Но многие даже не догадываются о своей непричастности к кооперативу. Не догадываются и не задумываются о том, что могли бы и не платить. Ведь они же не члены кооператива, поэтому не обязаны пополнять его кассу. Ведь когда бывшее руководство кооператива разработало план по избавлению кооператива от его членов, оно, с одной стороны, добилось своей неприкосновенности, сделавшись для большинства дачников недоступным. Но с другой-то стороны, если дачник не является членом кооператива, то с какой стати он должен платить в этот кооператив деньги, в том числе и на содержание его работников?
Для того чтобы дачники всё-таки платили свои денежки в ПКСЛ, его руководство заставляет подписывать их договор. С условиями этого договора многие (если не большинство) не согласны. Но, попробуй не подписать: немедленно останешься без электричества. И попробуй не заплатить: то же самое. Давным-давно порочная эта практика прочно здесь закрепилась (отключать свет за всякую “провинность”), хотя только в 2011-м году ПКСЛ зарегистрировал балансовое содержание бобровских ЛЭП. С этого момента в его руках оказался практически безотказный пульт управления всем дачным массивом, всеми дачниками, которые вынуждены с тех пор беспрекословно подчиняться “могучей кучке”, входящей в ПКСЛ “Бобровка”, руководит которым господин Рульков.
Так за что платят дачники в кассу дачного кооператива, не являясь его членами, притом, что за одну сотку земли (у каждого дачника как минимум шесть соток имеется) каждому из них необходимо заплатить 1270 тенге в год. Наверное, какая-то часть из этой суммы всё же идёт на нужды садоводов-любителей (хотя большинство из них не может понять, на что именно она идёт). Внушительная доля из этой суммы закреплена за сторожами. Между тем, около полутора тысячи дачников поживают на дачном массиве постоянно и в дачных сторожах-обходчиках не нуждаются, они сами себя охраняют. Однако они вынуждены платить за охрану, потому что иначе их отключат от электричества. А кому захочется на дачах без света проживать? Вот именно, никому. К тому же, потом (после оплаты навязанной услуги) ещё и за подключение электроэнергии заплатить придётся 2600 тенге. На втором месте – содержание ЛЭП. Неизвестно, что именно и на какую сумму сделано по этой статье расходов, но то, что небезопасно провисающие на покосившихся столбах электрические провода вполне очевидно требуют восстановительных работ – это факт. Ямочный ремонт – это настоящая притча во языцех. Когда люди просят подремонтировать, слегка хотя бы оживить убитые дороги дачного массива, им обычно отвечают, что финансы, отпущенные на ямочный ремонт, уже израсходованы. Но вот те люди, которые годами платят в кооператив деньги и ни разу не видели в своей округе никакого ямочного ремонта, почему они должны и дальше за него платить? А потому, что если они за дороги платить откажутся, то их от электричества отрежут. Насколько это законно? По всей видимости, мера законности определяется договором, который дачники заключают с ПКСЛ “Бобровка”. Подписав договор, люди автоматически соглашаются со всеми прописанными в нём условиями. Поэтому когда они отказываются платить, скажем, за охрану (например, их дачу обокрали, а ПКСЛ не понесло никакой ответственности), им отключают свет. И обратно подключают только после полного погашения задолженности за охрану (хотя, казалось бы, какое отношение она имеет к электричеству?) и внесения оплаты за подключение. Где выход из создавшегося положения? Возможно, он в том, чтобы при подписании договора настаивать на взаимной выгоде от прописанных в договоре пунктов? Ведь договор, он на то и договор, чтобы договариваться, учитывая интересы обеих сторон.
– Семь лет назад я купил дачу на Бобровке, – говорит дачник Станислав Борисович Металлиди, – и только в прошлом году понял, что мы здесь – никто. В марте 2015-го года я задал Рулькову вопрос, почему не делают ямочный ремонт, указанный в составе расходов? На что он мне ответил: “Это не закреплено в уставе”. Бред какой-то. За те деньги, которые люди платят, они должны получать то, за что платят.
Не увидев за семь лет ничего, за что неизменно приходилось платить в дачный кооператив, поняв, что механизм управления дачным массивом связан с электрическим рубильником, который с 2011-го года в руках ПКСЛ находится, Станислав Борисович вместе с соседями по даче решительно настроился высвободиться из ярма, в виде незаконных отключений от электроэнергии. Ведь по закону отключить от услуги клиента можно только за долги по самой этой услуге. Никто ж не станет отключать нам телефон, если мы, к примеру, за воду забыли рассчитаться, или за тепло. И наоборот.
Благодаря удачному расположению участков (на окраине дачного массива) им удалось это сделать. Три миллиона тенге обошлось владельцам садовых участков “прицепиться” к сетям ВКРЭК и обрести независимость от ПКСЛ. Хотя не это было целью, когда они обратились к председателю с просьбой привести дорогу в порядок. Цель была одна – получить, наконец, услугу, за которую они по договору платят. Свой договор с дачным кооперативом Станистлав Борисович уже расторг. Понятно, что ПКСЛ теперь никогда не отремонтирует здесь дорогу, и мусор не уберёт. Ну, так он и раньше не убирал и не ремонтировал. Только деньги с дачников получал. А теперь получать не будет. Но и это – не главное. Главное в том заключается, что на небольшом их дачном островке уже воцарился долгожданный порядок. И дорогу сами грейдером разровняли, и чисто у них там, и светло. В прямом смысле – светло. Подцепили фонари на электрические свои столбы, и они в тёмное время суток горят. Кто их оплачивает? Да сами же и оплачивают. Сделали тариф не 10 тенге, как в городе, и не 15, как в Бобровском ПКСЛ, а 12 тенге. “Лишние” два тенге пустили на так называемые потери. И этого хватает, чтобы улицу освещать. В общем, всё у них теперь хорошо, слава Богу.
Тридцать дачников из четырёх с лишним тысяч нашли выход из положения. Правда, дорогой ценой они его нашли (по 100 тысяч тенге обошлось им так называемое общественное электричество), но всё же нашли. А что остальным дачникам делать? Очевидно, нужно объединяться и сообща искать другие возможные выходы. Ведь если подумать хорошенько, наверняка можно что-нибудь придумать. Например, попробовать свой поселковый совет создать (как альтернативу ПКСЛ), куда будут входить не сто человек, а тысяча, или даже все остальные дачники. И, уже будучи наделёнными законной властью самоуправления, предпринимать дальнейшие шаги в поисках решения волнующих большинство дачников проблем. Может быть, имеет смысл переговорить с каждым из ста членов кооператива. Не исключено, что и среди них найдутся дачники, беспристрастно оценивающие дачные реалии, которые могут составить кворум для переизбрания нынешнего руководства ПКСЛ “Бобровка”. А ещё может такое быть, что и сам Владимир Дмитриевич Рульков прислушается к мнению большинства дачников и согласится пересмотреть незыблемые до сих пор свои позиции на ответственном посту председателя кооператива.
Ещё пару слов о дачнице Алме скажем, одиноко проживающей на бобровской даче, которой 17 февраля отключили свет за то, что не выполнила предписание о переносе счётчика в доступное место (со стены дачного домика на забор), выданное ей ещё прошлой осенью. Вместе с предписанием ей было сказано, чтобы она столб купила, вкопала бы его рядом со своим забором, и на этот столб при переносе счётчика провода бы накинула. А то ж дача-то рядом с дорогой, машины могут провода зацепить, нехорошо это. Женщина подумала: где она столб возьмёт, как его закопает, во что ей это обойдётся и не стала переносить счётчик. Потому что, во-первых, всегда дома находится и вполне может обеспечить доступ к счётчику, во-вторых, почему она должна столб покупать на свои деньги, спецтехнику заказывать и всё такое прочее? Четыре месяца прошло, долгов по электричеству Алма не имеет, живёт себе дальше, никому не мешает. А 17-го февраля безо всякого предупреждения ей свет отключили. Правда, уже после этого ей разрешили столб не устанавливать, без столба как-нибудь перенести счётчик со стены на забор, заплатить за подключение и только потом… Живёт теперь женщина в дачной избушке без электричества. А ведь платила она за него всегда исправно.

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close