Главная / Публикации / Живу я здесь!

Живу я здесь!

Интеллигентного вида мужчина пришёл с накипевшим, видно по всему, вопросом. В предельно корректной форме изложил он этот свой вопрос и плечами напоследок пожал: «Уж и не знаю совсем, что дальше-то делать, и в акимате был, и в ЖКХ, и к участковому обращался, а вот, поди ж ты, не хочет никто вникнуть в проблему, никто разобраться и помочь не хочет». Так жалко стало бедного человека, что пришлось, хоть и не в этот же день, а через несколько, поехать по указанному адресу — вникать и разбираться. Ну и что? Да ничего особенного – с одной стороны. А с другой…

domА с другой – не то, чтобы непросто, а очень и очень сложно. Потому что тут в один комок переплелись и такое распространённое в нашем социуме соседское недружелюбие, и любопытство, и злость, и зависть, и всегда вызывающий интерес квартирный вопрос, и возникающие вместе с ним предположения, а быть может, даже и тайные надежды. Во всяком случае, желание досадить соседке, как мне показалось, имеется, и этого иногда вполне достаточно, чтобы начать ходить по инстанциям.

Итак, в одной из квартир пятиэтажки, по словам пришедшего к нам пожаловаться мужчины,  хозяин, горький пьяница, умер 20 лет назад. И с тех пор квартира пустует. Не совсем, правда, пустует, так как знакомые умершего хозяина бомжи квартиру для своих нужд используют. Разумеется, они за неё не платят, а только пьянствуют в ней, беспорядок в подъезде наводят, домофон постоянно ломают, потому что ключей от подъездной двери не имеют. Ни днём, ни ночью покоя от бесприютных бомжей нет, они же и в подъезде гадят, и орут по ночам, пьянствуя. Того и гляди, дом подвзорвут, или подожгут, или ещё чего-нибудь придумают. Мало ли, что пьяным людям в голову взбредёт. Между прочим, бывали уже прецеденты, чудом на воздух не взлетели однажды. Благодаря бдительности всё того же мужчины трагедии удалось избежать. Правда, в том случае не бомжи были виноваты, а не вполне нормальная жиличка этого подъезда, но тем не менее… В общем, непорядок — есть непорядок. А если он есть, его следует устранять. Человек выразил надежду, что мы поможем ему устранить этот непорядок, и ушёл.

Когда спустя несколько дней мы встретились с ним в его квартире, разговор о непорядке в подъезде поддержала его жена, а потом ещё и другая женщина, соседка, которая, почему-то отказалась представиться. Зато масла в огонь подлила, в смысле, поделилась своими соображениями про нехорошую квартиру. Даже сказала, что незаконные её обитатели так однажды распоясались, что одну из благополучных квартир подъезда начисто обокрали. Жильцы боятся за своё имущество, потому и дверь с домофоном за 95 тысяч тенге установили, но бомжи домофон каждый день практически ломают, то и дело приходится его ремонтировать.

В ходе беседы мало-помалу выяснилось, откуда у бессильных по обыкновению бомжей столько силы, чтобы в течение 20-ти лет удерживать оборону, оккупировавшись в чужой квартире. Оказывается, это не обыкновенные уличные бомжи, а вполне оседлые люди, поселившиеся здесь сразу после смерти прежних хозяев. Вот только поселились они, по словам всё всегда знающих соседей незаконно, а теперь бесчинства устраивают, необходимо их выселить немедленно, а жильё предоставить кому-то очень добропорядочному, надёжному, такому, чтобы всех соседей по всем параметрам чрезвычайно устроил бы.

История во втором её пересказе (уже непосредственно у них в квартире) несколько преобразовалась. Получалось уже так, что квартира не пустует, и не пустовала никогда прежде. Сейчас в ней проживает женщина без документов на неё. На самом деле документы оформлены на прежнего хозяина, Ларкина. Ларкин этот сначала один в квартиру въехал, потом привёл какую-то, женщиной её нельзя назвать, потом другую привёл. И всё время пил и дебоширил, и бомжи всё время к нему приходили. Его убили потом или что-то в этом роде, а бабка и вовсе после этого спилась. И её вскоре тоже убили. А вот эта Светка, которая самовольно квартиру покойного Ларкина заняла, она девчонкой ещё здесь бывала, её мать, бомжиха, за собою вечно таскала. Когда бабку убили, она уже взросленькая была, с ребёнком, тут же сообразила, что надо делать: бабку на погост, а сама в её квартиру. Теперь даёт всем жару. Пьянствует беспробудно, не платит ни за что никогда. Ей даже воду холодную в квартире отрезали. Из туалетного бачка воду теперь берёт.

— Вы-то откуда знаете, откуда она воду берёт? – перебиваю красноречивого рассказчика.

— Да вот знаю. Я ж тут живу, всё про неё знаю. Cами посудите, откуда ей воду ещё брать, если не из бачка?

И ещё он добавил, что он и сам бы мог в своё время занять эту квартиру, потому что у него бабушка – Ларкина, и тогда бы не было такого безобразия, как теперь есть, но он же не занял, потому что всё должно быть по закону. По закону, и не как иначе!

Наслушавшись страхов про убийства, беспробудное пьянство и воду из бачка, предлагаю приверженцу закона пройти в ту квартиру, где всё это происходит непрерывно много лет подряд. Человек сначала отнекиваться стал, дескать, всё равно никто не откроет, никогда никто не открывает. Но потом всё-таки согласился составить мне компанию. Подходим к двери в красках описанной только что квартиры. На стук никто не откликнулся. А моя давнишняя привычка стучаться в дверную ручку неожиданно принесла результаты: дверь открылась сама собой. Вхожу в коридор: «Есть кто-нибудь дома?» Никто не откликнулся. Не по себе как-то стало: а вдруг опять здесь кого-нибудь убили? Ушли и дверь открытой оставили. И этот кто-то лежит теперь под кроватью, или в шкафу, или ещё где-нибудь, а его душа летает по необитаемому пространству квартиры и ждёт отмщения за погубленное своё тело, или ещё что-нибудь в этом роде. Ой, нет, лучше выйти и дверь поплотней прихлопнуть.

Вот мы уже оба стоим на лестничной площадке. Тут двери подъездные открываются, и мой с виду интеллигентный спутник начинает выражаться, и из этих его выражений я понимаю, что в подъезд как раз вошла та самая ненавистная его соседка. Среди прочего он кричал: «Я тебя убью! И не таких ещё убивал!» И я подумала: «Ничего себе…». И ещё подумала, что будь я на её месте, я бы ему ответила, уж точно молчать не стала бы. Это ж какие нервы надо иметь железные, чтобы промолчать. Однако, всё ещё находясь под впечатлением соседских рассказов, пытаюсь оправдать неджентльменское поведение пенсионера. Но по мере общения с женщиной всё больше и больше утверждаюсь в мысли, что помогать в данном конкретном случае, если кому и нужно, то как раз вот этой самой Светлане.

Начнём с того, что в квартире прибрано, у пьяниц и бомжей так вряд ли бывает. И свет горит, не отключен за неуплату, и вода из крана течёт. Я специально попросила хозяйку его открутить, чтобы убедиться, что она течёт. Кстати, женщина возвращалась с улицы с выстиранным ковром, поэтому и квартирную дверь оставила открытой. Не сразу, конечно, но мало-помалу мы разговорились.

Судьба у женщины, — не позавидуешь. Хотела артисткой стать, театральное училище окончила, а тут перестройка с её никому ненужностью, безденежьем и бесперспективностью актёрской профессии. Унывать, однако, не стала, поступила в университет и получила профессию психолога. Но у нас к тому времени уже все психологами стали, и устроиться на работу по специальности без поддержки и помощи, скорее всего, никто бы не смог.  А поддерживать и помогать было некому. Сам себе не поможешь – никто не поможет. Поняла это Светлана и ринулась в утомительное плавание по волнам дикого нашего бизнеса. Ну, бизнес, не бизнес, а кой-какое предпринимательство её сильно выручило. Стельки для зимней обуви стала изготавливать и тапочки шить. Ночью шила, днём продавала. Тем и жила вместе с сыном, который родился вне брака и потому остался не только без отцовской любви и заботы, но и без алиментов. В общем, крутилась женщина как только могла все эти годы перестройки, а потом ещё и независимости. И попала в жесточайшую зависимость от экономической неустойчивости страны, зеркально отразившейся на её судьбе. По квартирам много лет скиталась с ребёнком, пока не представилась возможность поселиться вот в этой самой квартире. Но не «наобум Лазаря», а по праву родственницы. Юридически своего права наследницы вовремя не оформила, что правда, то правда. Но всё потому опять же, что когда тапочки по ночам шьёшь, чтобы днём их продать и на хлеб насущный заработать, трудно бывает накопить. А на оформление документов деньги, понятное дело, нужны.

Прежний хозяин квартиры не только пьяницей никогда не был, он был достаточно известным в городе человеком, директором одной из школ. И сожительниц не менял как перчатки. Как ни пытались всеведующие соседи убедить меня в обратном, на самом-то деле он был женат всегда на одной и той же женщине. Вместе с нею они воспитали единственного сына, который трагически погиб, будучи взрослым молодым человеком. Отец гибель сына перенёс трудно, можно сказать, не справился с бедой. Нет, он не запил, с головой у него что-то стало не то, с работы пришлось уволиться. Долго болел, умирал мучительно, в болезнях. Оставшись одна, жена действительно стала частенько попивать. К ней сестра приезжала с едой и нравоучениями, нередко вместе с дочкой (вот этой самой Светой, с которой мне довелось теперь встретиться). Прожила она после смерти мужа недолго. Умерла (сама умерла, а не убили) от сердечной недостаточности, не оставив никаких распоряжений насчёт квартиры. Да и какие распоряжения, когда она осталась совсем одна, ни сына, ни мужа, никого. Похоронила тётушку Светлана и, проконсультировавшись с юристом, который подтвердил в данном конкретном случае возможность оформления квартиры на неё, вселилась с малолетним сыном в однокомнатную квартиру умерших родственников.

15 лет (не 20, как сосед утверждал) прожила здесь женщина, сыну свадьбу недавно устроила, в кредиты, опять же, залезла. «У меня, — говорит, — никакой свадьбы не было, так хоть у сына пусть будет». А квартира из-за дороговизны её оформления так и осталась не оформленной. И долги за комуслуги на самом деле скопились, и в КСК долг образовался. Это плохо, конечно, потому что жильё – основополагающий момент непростой нашей жизни. Как бы ни было трудно, оформлять все связанные с ним документы необходимо вовремя. Для того хотя бы, чтобы добросердечные соседи в твои дела не лезли, по городу бы не ходили и не разглашали заведомую неправду о том, что квартира, в которой вы живёте, 20 лет пустует, и что бомжи её атаковали во главе с вами – главным бомжом.

Как бы то ни было, наша встреча, и разговор не были напрасными. Во-первых, соседям теперь будет понятно, что  соседка, проживающая в квартире их подъезда уже 15 лет, совсем даже не случайный человек, не с улицы, не из теплового люка, как нам пытались преподнести в плачевном рассказе про неблагополучную якобы квартиру. А во-вторых, вся эта канитель послужила толчком для Светланы, чтобы оформлением документов на жильё всё-таки заняться.  Женщина оплатила долг а КСК, подписала соглашение с тепловиками о погашении долга за тепло в рассрочку, по составленному для неё графику и оформила документ о своём праве на проживание в данной квартире. В ближайшем будущем оформит документы на квартиру на себя. Так что о дальнейшей судьбе квартиры и её обитателей просьба не беспокоиться, потому что поводов к беспокойству не имеется.

Оставить комментарий

Авторизация через соц. сети: 

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*