Публикации

Всё хорошо, но есть нюансы

Три года назад я уже была в этой квартире, в девятиэтажном доме по Ибраева, 156. Двери мне тогда открыла Светлана Степановна Журавлёва, работавшая домохозяйкой у двух престарелых сестёр Березницких, старшей Лидии Михайловны и младшей Татьяны Михайловны. Обе сестры после инсульта нуждались в помощи и присмотре, особенно Татьяна Михайловна, которая почти не могла говорить и самостоятельно передвигаться. Сегодня всё та же Светлана Степановна открыла мне дверь, она же подробно рассказала о проблеме, с которой ей пришлось обратиться в редакцию. Сама рассказала, потому что Татьяна Михайловна теперь уже совсем говорить не может, а Лидия Михайловна умерла два года назад, 19 января, в лютые крещенские морозы.

IMG_0899-225x300Поводом к нашей первой встрече послужила знаменательная дата. Приближалось 65-летие со дня победы в Великой Отечественной войне, а Лидия Михайловна о той войне имела живейшие воспоминания, так как прошла её с оружием в руках по тем фронтам, что довелось пройти вместе со своей дивизией. Ордена, медали, славный трудовой путь на ниве просвещения в мирное время, — разве это не повод  для встречи накануне празднования юбилея победы? Они показались и запомнились мне не дряхлыми немощными старушками, давно перешагнувшими рубеж подступившей старости, а величественными, знающими себе и прожитой жизни цену. В квартире было холодно, сёстры укутались в тёплые вязаные вещи. Первым делом припомнили пережитую зиму, которую переживали при включенных обогревателях в валенках и шубах, а потом уже про всё остальное поговорили. Было интересно. Я понимала, что передо мной не просто бабушки, а легендарные в известном смысле исторические личности, дочери семипалатинского купца Березницкого. «А правда, что ваш папа пустил по Иртышу самый первый пароход, открыв пассажирские перевозки между Семипалатинском, Усть-Каменогорском, Павлодаром  и Омском?», — спросила Лидию Михайловну и услышала в ответ: «Правда, правда, только зачем теперь об этом вспоминать? Не нужно про это вспоминать, кому это интересно…». Воспоминания о детстве и юности давались обеим болезненно. Семья жила на берегу Иртыша возле Воскресенского собора. В 20-е годы купеческий особняк экспроприировали и организовали в нём 17-ю школу. Березницких выселили в домик для челяди, располагавшийся недалеко от особняка. Каково было смотреть на свой дом из окон домика для прислуги и ходить по школьному двору с памятью о нём как о своём собственном дворе, может понять только тот, кто побывал в такой ситуации, кто ходил и смотрел. Понятно, что тягостные воспоминания бередят и тревожат душу, возвращаться к ним не хочется. Поговорили о войне, о её тяготах, о военных наградах, которых солдат-доброволец Лидия Березницкая получила немало. Ещё поговорили о трудовых подвигах и заслугах в мирное послевоенное время. На том и расстались. Это было в апреле 2010-го года. А в январе 2011-го она умерла. Возможно, потому, что сильно переживала за свою младшую сестру: она же почти не ходит, а в квартире четыре градуса тепла, иногда пять, редко семь. 19 января, в день её собственной смерти, было четыре.

Время прошло, ситуация в городе с теплом стала выравниваться. В квартирах большинства горожан установилась, наконец, благоприятная температура для жизни и деятельности нас, любимых, настрадавшихся за долгие годы увядания городской системы теплоисточников, настрадавшихся и разуверовавшихся, было, совсем уже в перспективности решения архи важного вопроса с поднятием ртутных столбиков на домашних градусниках до вожделенной двадцатиградусной отметки. Некоторые даже градусники свои в сердцах повыкинули, а иные и вовсе из города уехали в другие города с налаженной городской системой отопления. Не дождались, стало быть, кардинальных перемен к лучшему. Между тем, кардинальные перемены уже начались. Хотя в отдельно взятых домах и квартирах по-прежнему холодно. В квартире Татьяны Михайловны Березницкой при двух включенных в разных комнатах электрообогревателях  +12 градусов. Она сидит на диване, укутанная в несколько слоёв тёплой одежды, углублённая в себя болезнью и возрастом, и, похоже, не очень-то и понимает причину дискомфорта, который она, конечно же, ощущает точно так же, как бы его всякий другой живой человек ощутил. Правда, она не жалуется. Она вообще ничего не говорит после смерти старшей своей сестры. Только кивнула в знак приветствия, когда я вошла, и когда уходила, тоже кивнула, попрощалась с неизвестным и непонятным ей посетителем.

«С начала отопительного сезона было терпимо, — говорит Светлана Степановна. – а когда начались морозы (с 10-го декабря они начались) температура в квартире стала резко падать. Подключили сначала один обогреватель, затем второй, но столбик градусника выше 12-градусной отметки не поднимается. Как жить? У Татьяны Михайловны, как её не кутай, и руки, и ноги леденеют». Убедившись, что батареи во всех комнатах едва тёплые, окна, хотя и не пластиковые, но аккуратно заклеенные, и балконная дверь одеялом утеплена, а на градуснике, что недалеко от включенного обогревателя, 12 градусов, спускаюсь на первый этаж, где в одной из квартир расположено КСК «Карла Маркса, 156». Там у них ещё холоднее, чем на втором этаже. Председатель КСК Ардак Джарымбекова объясняет, что температура во всём доме резко упала 20 декабря после аварии в 103-й котельной, которая их отапливает. Хотя уже 19 декабря при уличной температуре под сорок, температура на вводе была 65 градусов, тогда как она на выходе (на обратке) должна быть, как минимум, на пять градусов выше. Тепло поступает в дом с верхних этажей, поэтому в квартирах примерно до седьмого этажа батареи более или менее горячие, а уже с шестого этажа и ниже дай бог, чтобы они тёплыми оставались всегда. Пока мы так беседовали, в КСК пришёл председатель его правления Ерсын Аукенов. Он сам проживает в этом же доме на шестом этаже. В его квартире 14 градусов, тоже немного, но всё-таки. 21-го декабря в 18 часов 10 минут тепловики запустили вышедший из строя третий котёл. 22-го декабря температура на вводе была уже 75 градусов, но давления не было, а без него, соответственно, и тепла не было, особенно на нижних этажах, опять же. Как бы там ни было, авария в котельной устранена, ситуация с подачей тепла, как нас уверяют тепловики, стабильная и под контролем. Но в квартире 93-х летней Татьяны Березницкой по-прежнему 10-12 градусов. Получается, в общем и целом – всё хорошо, но есть нюансы. Так, например, из двух соседних квартир в одном доме и на одной площадке теплее там, где хозяева лучше утеплили окна и двери. А из двух квартир в одном доме на разных этажах теплее там, чья квартира расположена ближе к разводке (теплей наверху, если она верхняя, и наоборот внизу, если нижняя). А из двух одинаково утеплённых квартир, расположенных на одном этаже, но в соседних домах, теплее там, где (подумать только!) в доме меньшее число подъездов! Я бы сама до этого ни за что не догадалась, если бы не задалась целью выяснить во что бы то ни стало: почему в квартирах жильцов дома по Шакарима, 9 заметно теплее, чем в квартирах жильцов прилепленного к нему дома по Ибраева, 156. Со стороны два этих дома воспринимаются прохожими как один большущий дом, за которым даже присказка приклеилась: дом, где «Эльдарадо», бывший «Дом Книги». На самом деле и адреса у рядом стоящих домов разные, и температура в квартирах разная. Всё потому, что в девятиэтажке по Шакарима, 9 три подъезда, в доме по Ибраева, 156 четыре подъезда, а трубы в обоих домах, по которым тепло подаётся, совершенно одинаковые – по одной трубе равного диаметра. Возможно, кто-то грамотный в этих тепло распределительных делах возразит, приведёт свои аргументы и докажет, что от количества подъездов в доме температура в квартирах его жильцов совсем даже не зависит. Но тогда он пусть заодно и объяснит, почему в ещё одном соседнем доме по Дулатова, 167, где шесть подъездов, а подающая тепло от теплоисточника  труба точно такая же как в двух выше упомянутых домах, температура в квартирах жильцов ещё ниже, чем на Ибраева, 156 и Шакарима, 9. Завершая теоретический сравнительный анализ, приведу проверенную практикой истину. Когда тепло подаётся в дом в достаточном количестве, в таком количестве, что в хорошо утеплённых квартирах форточки нередко настежь, тогда и в плохо утеплённых квартирах тоже относительно тепло. Пусть не захочется лишний раз квартиру проветривать, но и бить тревогу, в акимат звонить, в редакцию обращаться, не захочется. В большинстве случаев это – так.

Морозы на этой неделе, слава богу, спали. Природа дала всем нам временную передышку. Благодаря ей другая бабушка,  83-х летняя Фархинур Хасенова, проживающая в доме по Интернациональной, 50, впервые за много времени улыбнулась. Ведь столбик термометра в её квартире поднялся аж до 10 градусов! А в лютые морозы она даже и не интересовалась показаниями домашнего своего градусника, потому что из-под одеяла не вылазила, под которым прямо в валенках и шубе пережидала ледниковый период.

Квартиру в этом доме 56-го года постройки ветеран труда и труженица тыла Фархинур Хасенова получила от фабрики «Большевичка», где она работала много лет, вплоть до выхода на пенсию. Трёхэтажный восемнадцати квартирный дом стоит на углу улицы Бикена Жамакаева. Именем знаменитого композитора улица названа не случайно: Бикен Жамакаев когда-то проживал в этом доме, прямо в той самой первой квартире, где теперь живёт Фархинур Хасенова. Много лет уже прошло с тех пор. Дом состарился до такой степени, что не находится управленцев, желающих взять его под своё крыло. Ни к какому КСК он не относится. Жильцы сами вынуждены решать свои проблемы, связанные с отсутствием тепла в том числе. Кто-то газовыми печками обогревается, кто-то электричеством, а кто и вовсе на зиму к родственникам перебирается. Сын Фархинур, Фарид Хасенов, в преддверии нынешней зимы поменял в квартире стояк и батареи, установил, как специалисты посоветовали, так называемую ленинградку. Ещё вторую входную дверь сделал – утеплился. Думал, хоть в этом году матушка передохнёт от изнуряющего душу и тела холода. Но – нет. Напрасно надеялся. На прошлой неделе попытался холодильник разморозить, — не размораживается: в квартире меньше, похоже градусов, чем в холодильнике. Между тем в пришедшем за ноябрь счёте от тепловиков кругленькая сумма значится: шесть тысяч тенге (квартира двухкомнатная).  И как же дальше-то жить? – спрашивают оба, загодя зная, что напрасно спрашивают, всё равно никто не ответит. Нет, ответить-то можно, конечно. Про тепломодернизацию, например, напомнить. Или посоветовать дождаться, пока у нас альтернативные КСК управляющие компании появятся, к которым можно будет в таких случаях как этот обращаться (не факт, что помогут, но сейчас и обратиться-то некуда за помощью). Ответить можно. А вот как помочь? И таких домов в Семее вместе с проживающими в них немощными стариками не один и не два. Неужели так и будем от них открещиваться общими фразами, отмахиваться бесперспективными советами, а то и вовсе нравоучениями? Оно, конечно, правильно, что город мало-помалу перешёл из аврального режима пережидания суровых зим в какую-то иную более благонадёжную стадию. Но нюансы всё-таки остались. И надо бы с ними что-то делать, не когда-нибудь в далёком или наоборот близком будущем, а прямо сейчас.

Читайте также

2 Comments

  1. Проблема центрального отоплния от ТЭЦ и больших котельных стала реальностью, когда истёк срок эксплуатации систем центрального теплоснабжения. Всё имеет срок существования. Человек живёт в среднем пока, что только 70 лет. Только редкие индивиды живут дольше. Коммунальная наука определила периодичность ремонтов жилых домов. Девятиэтажный дом относится к первой группе по капитальности ,имеет срок службы 150 лет, это жизнь двух если не трёх поколений людей,которые сменят друг друга не имея между собой ни каких живых. контактов..Дом должен получать через каждые три года текущие профилактические ремонты, через 6 лет дом должен иметь капитальные ремонты выборочные т.е. конструкции и системы, срок службы которых истёк, должны быть капитально отремонтированы или заменены на новые. К ним относится окраска в кварирах, оклейка обоев,окраска фасадов и т.д. Срок службы теплоснабжения имеет самый минимальный десять лет, а максимальный тридцать лет. Поэтому через тридцать лет выполняется КОМПЛЕКСНЫЙ КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ, при котором производится отселение жильцов и переселение их в обменный фонд для временного проживания, Скажите где у нас такой временный обменный фонд. Поэтому ПРАВИТЕЛЬСТВО заменило КОМПЛЕКСНЫЙ КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ на КОсМЕТИКУ -» термомодернизацию», формальный косметический и очень дорогой по стоимости, при этом не влияющий на однотрубную систему отопления. Критик ЖКХ Александр Фадеев.

Добавить комментарий

Авторизация через соц. сети: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close