Главная / Публикации / В Семее пострадавший водитель уже два года не может добиться суда над лишившим его зрения обидчиком

В Семее пострадавший водитель уже два года не может добиться суда над лишившим его зрения обидчиком

dg2465454 октября 2014 года Алексей Алексеевич Овчаров ехал на своём автомобиле по новому мосту через Иртыш. В какой-то момент его машину обогнала иномарка, и девушка, сидевшая за рулём, показала ему средний палец. Подъезжая к остановке «Народная», Алексей Алексеевич попросил обогнавшую его девушку-водителя прижаться к обочине и выйти из машины. Та прижалась и остановилась, но сама не вышла, а вышел молодой человек, который сидел до этого на заднем сидении их авто. Алексей Алексеевич тоже вышел и спросил у него, что она имела в виду, когда показала ему средний палец? Парень не стал объяснять пожилому человеку, что именно она имела в виду, просто налетел вихрем с матами на пенсионера и стал его избивать.
После первого удара, целенаправленно нанесённого в глаз, Алексей Алексеевич лишился зрения. Не то, чтобы он совсем его лишился, но все предметы перед его глазами стали раздваиваться (где оригинал, а где раздвоившаяся в глазах копия – не понять), расстояние до предмета не определить, перспектива перед глазами размытая, ориентироваться в пространстве без посторонней помощи невозможно. Молодой человек оставил его в покое только тогда, когда «отделал» в буквальном смысле до неузнаваемости, когда у потерпевшего уже не голова была на месте головы, а распухший, бурого цвета шар. С места происшествия молодые люди уезжать не спешили. И когда Алексей Алексеевич практически на ощупь набрал «102» и вызвал полицию, обидчики и тогда не уехали с места происшествия, дождались сотрудников правоохранительных органов и дали им своё объяснение произошедшему, — удивительно, но факт. И ещё удивительно (и тоже факт), что полицейские приехали одни, без «Скорой», хотя едва державшийся на ногах Алексей Овчаров, вызывая их по номеру «102», чётко сказал в телефонную трубку о том, что ему необходима медицинская помощь. Прибывший на место инспектор ДПС не обратил никакого внимания на состояние потерпевшего, что он весь в крови, с рассечённой бровью, разбитым и распухшим лицом. Велел сесть за руль и ехать для дачи показаний (надо полагать, более детальных и обстоятельных, чем те, что уже были взяты на дороге) в Ауэзовский РОВД. Алексей Алексеевич, хотя и законопослушный в максимальной степени человек, всё же воспротивился инспектору, сказал, что он не видит ничего, что садиться за руль сейчас ему нельзя, это опасно и может привести к новым дорожным происшествиям. Но инспектор был непреклонен, и тогда пострадавший сел за руль своего автомобиля и поехал. Но не в РОВД, а в отделение скорой медицинской помощи на левом берегу. Настойчивый инспектор проследовал за ним и чуть ли не силой пытался перенаправить его в РОВД. И спасибо работникам медицинской службы, которые не позволили полицейскому насильно забрать с собой их пациента, поместили его в карету «Скорой помощи» и доставили в больницу.
Вечером инспектор приехал к нему домой, и Алексей Алексеевич в очередной раз объяснил, что он зла никому не желал и тем более ничего противозаконного не совершал. Повторил, что сначала девушка показала ему средний палец, а затем, когда он спросил, для чего она это сделала, на него налетел её парень и избил до полусмерти. И поэтому он просит во всём разобраться и наказать парня, нанесшего ему побои безо всякой на то причины. В полной уверенности, что зафиксированный полицейскими факт жесточайшего его избиения послужит в дальнейшем объективным поводом для следственных действий с последующим наказанием распоясавшегося молодого человека, Алексей Алексеевич окончательно погрузился в постельный режим, прописанный ему докторами и необходимый ему по состоянию здоровья.
Лечиться пришлось долго, упорно и дорого. Специалисты офтальмологического центра диагностировали повреждение глазного яблока в результате полученной травмы. Зрение, казалось, навсегда было утрачено. По больничным коридорам человек передвигался исключительно с помощью жены, медицинских работников или чьей-нибудь ещё помощью. Наступившая с потерей зрения беспомощность выбила его из привычной жизненной колеи. Лучшие специалисты нейрохирургического отделения облбольницы и офтальмологического центра Семея определили состояние его здоровья как соответствующее средней степени тяжести (документы имеются). Логично было бы предположить, что и судебно-медицинские эксперты должны были ориентироваться на мнение специалистов, имеющих учёные степени и поистине бесценный врачебный опыт. Но они почему-то не стали ни на что ориентироваться и вынесли своё, непонятно на чём основанное решение, согласно которому вред здоровью Алексея Алексеевича Овчарова был нанесён лёгкий. Другими словами, он не сильно пострадал в результате избиения на дороге. Он, можно сказать, совсем не пострадал, потому что быстро вылечился, срок окончательного выздоровления составил, по мнению судмедэкспертов, менее 21-го дня. Причём своё заключение специалисты судебной экспертизы вынесли далеко не сразу, а спустя несколько месяцев после происшествия, когда зрение у пострадавшего и в самом деле частично восстановилось. Но, во-первых, восстановилось оно только частично (об окончательном выздоровлении нет речи и теперь, спустя полтора года после инцидента). А во-вторых, лечиться пришлось не менее 21-го дня, а больше двух месяцев на самом деле пришлось лечиться.
Испугавшийся своей слепоты и беспомощности Алексей Алексеевич побывал на приёме у всех уважаемых в городе специалистов, чётко придерживался прописанных ими курсов лечения, покупал необходимые, по их мнению, лекарства и принимал согласно инструкции. Ничего не помогало. Наконец, профессор от медицины посоветовал ему принять курс барокамер, хотя бы 5 барокамер, но лучше 10. Алексей Алексеевич послушался совета, прошёл десятиразовый курс лечения в барокамере, и десятый, последний раз изменил жизнь к лучшему: он встал и увидел мир в прежнем виде. Вот оно – счастье. Правда, оно может быть временным, так как глазное яблоко повреждено, и как это в будущем отразится на зрении, никто не знает. На платные приёмы и консультации специалистов, мед препараты и барокамеру Алексей Алексеевич потратил более 50 тысяч тенге (чеки имеются). И здорово, конечно, что зрение вернулось. Но разве никто не должен ответить за то, что он был его лишён, что получил травму глаза, которая может проявить себя неожиданно и непредсказуемо в любой момент его и без того непростой жизни? Разве никто не должен ответить за то, что его избили до полусмерти прямо на дороге на глазах у многочисленных свидетелей?
Кстати, о свидетелях. Помимо многочисленных случайных свидетелей, которых теперь уже нигде не найдёшь, а если даже найдёшь, то они всё равно не станут ни о чём свидетельствовать, есть ещё один, который всё видел собственными глазами и готов дать свои свидетельские показания. Просто раньше Алексей Алексеевич работал в автобусном парке и поэтому лично знаком со многими из ныне работающих водителей. Как раз один такой водитель проезжал в тот злополучный момент мимо на маршрутном автобусе и видел, что на самом деле произошло на дороге, как молодой человек из припаркованного у обочины автомобиля напал на Алексея Овчарова и жестоко его избил. Свидетель и самого драчуна опознать может и его машину, и обстоятельства драки может описать, в которой Алексей Алексеевич участвовал исключительно в качестве груши для битья. Этот свидетель, согласившийся дать свои свидетельские показания, стал, скорее всего, неприятным сюрпризом для всех, кому довелось заниматься этим делом, и кто по непонятным причинам не захотел докопаться до истины, а наоборот предпочёл до неё не докапываться.
Надежды Алексея Алексеевича на то, что зло будет наказано, не оправдались. Они не оправдались ни в 2014, ни в 2015, ни в уже перевалившем за вторую половину 2016 году. Первую судмедэкспертизу должны были сделать в течение месяца после происшествия, — не сделали. А когда сделали, наконец, она вопреки очевидным фактам не соответствовала реальному положению вещей. Пострадавший не согласился с выводами экспертов, поэтому стал добиваться повторной экспертизы. С трудом добился, но она в точности повторила выводы первой: вред здоровью нанесён лёгкий, курс лечения не превысил 21-го дня. А что значит, что вред лёгкий? Это значит, что состава преступления нет, стало быть, и уголовного дела, на котором настаивал и настаивает Алексей Овчаров, не может быть. Потерпевший проявил небывалое терпение и необыкновенную настойчивость, чтобы всё-таки привлечь к ответственности обидчика, который, к тому же, нанёс ему непоправимый урон в здоровье, дошёл в своих жалобах до президента РК (трижды обращался) и до генпрокуратуры (пять обращений). Стучался, что называется, во все двери, благодаря чему уголовное дело всё же открывали. Дважды его открывали, но вскоре закрывали – за отсутствием состава преступления. Ну да, откуда взяться составу, если судмедэксперты вынесли свой вердикт: вред здоровью нанесён лёгкий! Согласно этому вердикту травмы никакой не было. Было и есть посттравматическое состояние, а самой травмы – не было. Как так? Да вот так! Не было, и всё тут. Понимая, что пока судмедэкспертиза не изменит своих выводов и не согласится с выводами лечащих врачей (что вред здоровью нанесён средней тяжести, а не лёгкий, и что лечение длилось не менее 21-го дня, а более двух месяцев), Алексей Алексеевич настоял на независимой экспертизе. Следственные органы пошли ему навстречу в этом вопросе и организовали (опять же, сами) ему её. Последняя третья экспертиза практически слово в слово повторила выводы первых двух, но в отличие от них она была платной. Заказчику выставили счёт: 156 тысяч тенге, которые он, по всей видимости, должен будет заплатить, если не докажет, что он на самом деле является пострадавшей стороной, и не он должен нести расходы, а ему должны заплатить за лечение и нанесённый моральный вред.
Отчаявшись найти справедливость там, где её по долгу службы должны восстанавливать, холить и лелеять, Алексей Алексеевич пришёл в редакцию. Принёс с собою килограммов пять переписки с надзорными органами, куда обращался в течение полутора лет с жалобами и просьбами открыть уголовное дело и главным образом провести следственные действия и передать дело в суд. Пришёл после полуторагодичного бесполезного хождения по кругу, где отправной и конечной точкой были следственные органы, не желавшие ни при каких обстоятельствах видеть преступника в преступнике. Человек пришёл, принёс обиду и документы, подтверждающие, что возникла она не на пустом месте, что есть все основания для того, чтобы она (обида) в нём засела глубоко и надолго. Мы, разумеется, выслушали его, и с документами, которые он принёс, познакомились. Но дальше-то что? Ведь до суда дело так и не дошло. А суд, как известно, уже состоявшийся и вынесший своё справедливое решение, это настоящий праздник для журналиста, которому и сослаться-то больше не на что бывает, как только на уже вынесенное судебное решение. И вот мы, ничтоже сумняшеся, посоветовали Алексею Алексеевичу самому обратиться в уголовный суд с жалобой на то, что все его предыдущие многочисленные жалобы в другие инстанции так и остались не услышанными. То есть с жалобой на то, что он в разные инстанции жалуется и просит открыть уголовное дело, провести следственные действия и передать дело в суд, а дело либо не открывают, либо открывают, но не проводят никаких следственных действий и закрывают его вновь. Это было 12 мая (пришёл в редакцию, принёс документы, подробно рассказал о своих злоключениях). А 13 мая Алексей Алексеевич и в самом деле обратился в уголовный суд с жалобой на то, что все его жалобы в другие инстанции остаются без должного внимания на протяжении полутора лет. Суд состоялся, и 18 мая 2016 года он вынес постановление о том, что факты несправедливого разбирательства в деле об избиении Алексея Овчарова на дороге в 2014 году имеют место быть, и что ранее закрытое уголовное дело на молодого человека необходимо снова открыть. Алексей Алексеевич снова воспрянул немного духом, но не надолго. Потому что как только дело открыли, так сразу же и закрыли по причине уже известной – из-за отсутствия состава преступления. И только после очередной жалобы в генпрокуратуру на то, что следственные органы Семея не подчиняются решению суда, 29 июня уголовное дело снова открыли. В течение месяца должны были как следует разобраться и оповестить о результатах следствия пострадавшего Алексея Алексеевича Овчарова, но его ни разу не вызвали, ни о ходе следствия, ни о его результатах не оповестили. А когда он 29 июля сам обратился к следователю с вопросом о том, на каком этапе находится расследование его дела, то понял, что – ни на каком.
Ещё интересный момент, который выяснился в суде. Оказывается, когда молодой человек избил пожилого, лишив его зрения на два месяца и навсегда повредив глазное яблоко, то уголовное дело не на молодого человека завели, а на пожилого. Потому что тот, якобы куртку молодому порвал, нанеся ему материальный ущерб в семь тысяч тенге (сумма ровно такая, чтобы хватило для открытия уголовного дела). Понятно, что порвать куртку пенсионер никак не мог, так как уже после первого удара в глаз потерял зрение, получил сотрясение мозга и утратил способность сопротивляться. Но дело, тем не менее, на него открыли, хотя его самого об этом не уведомили, следственных экспериментов никаких не проводили, никаких претензий по поводу испорченной куртки не предъявляли. И вообще, если бы не суд, состоявшийся по жалобе Алексея Овчарова непосредственно в суде, он бы так и не узнал, что на него самого было открыто уголовное дело. Чудны дела твои, Господи, что тут ещё скажешь?
В настоящее время Алексей Алексеевич в очередной раз обратился с жалобой в генпрокуратуру на то, что открытое по решению суда уголовное дело на его обидчика, подорвавшего ему здоровье в 2014 году, так и осталось без движения. Теперь ждёт ответа. Ждёт и надеется, что справедливость, в конце концов, восторжествует. Ведь посттравматическое состояние здоровья никуда не делось, до сих пор при нём осталось, и оно, спустя полтора года, готово свидетельствовать об очевидном. Осталось только очевидное увидеть, раз и навсегда разобраться и принять единственно правильное решение – наказать виновного, если он и в самом деле виновен.

2 комментария

  1. брюс всемогущий

    просто представтье все на его месте вашего отца. беспредел в семее

  2. Раскидал наверняка,если нет резонанса,нет и дела,эту аксиому знают все,и прокурор тоже,а то сыкло лучше бы попало на меня,у меня и злобы больше,и масса

Оставить комментарий

Авторизация через соц. сети: 

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*