Публикации

У бабушки из Семея появился свой водопровод, но воды у неё по-прежнему нет

IMG_8823Нина Алексеевна Васильева давно уже никуда не ходит и лишний раз не звонит никуда. Нам про неё стало известно от одной доброй женщины, которая принимает участие в судьбе одинокой бабушки, продукты закупает, по хозяйству по мере возможности помогает. Это она позвонила в редакцию накануне Дня пожилого человека и сообщила, что Нину Алексеевну давно все забыли, никто никогда ни с какими праздниками не поздравляет, и это обидно, конечно. А бабушке между тем 86 лет уже исполнилось. Кого ж ещё-то с Днём пожилого человека поздравлять, если не её и не таких, как она? Накануне праздника мы с нею встретились и поговорили. Вот что она о себе рассказала.

 Родилась Нина Алексеевна Васильева в посёлке Лаптев лог, Алтайского края. Десять детей было в семье. Все со временем переехали в Семипалатинск. Но первой переехала именно она, почти сразу после войны. Поступила в медицинское училище, благополучно его окончила и стала с тех пор работать фельдшером и одновременно акушеркой в Абралинском районе, куда её направили как молодого специалиста на отработку на целых три года. Однако и три года уже прошло, а её всё не опускали никак из села, документы забрали и не отдавали под разными предлогами. Оно и понятно: кто тогда будет работать за двоих, если она уедет? В начале 50-х перебралась всё же в город. Работать устроилась в областную больницу, а жила на съёмных квартирах, где придётся, там и жила. В 30-ть лет замуж вышла. Не по любви, а потому что устала одна, а у суженного своё жильё было, что во все времена не мало важно. Муж, правда, пил, бил и не работал почти никогда. Но он был, и от него родился ребёнок, сын Александр. И это было счастье, конечно, что есть любимая работа, и ребёнок есть, и, какая-никакая семья. Александру было 29 лет, когда он погиб в ДТП. Кто-то выехал на КАМазе на встречную полосу, и от легковушки, в которой парень ехал вместе с друзьями, ничего не осталось. Потом был суд, виновному дали один год условно. И жизнь потекла дальше, но уже без Саши Васильева, единственного сына Нины Алексеевны, на которого все свои надежды она возлагала.

Двадцать лет отработала Нина Алексеевна в облбольнице. А последние 13 лет перед пенсией – в студенческой поликлинике. Тридцать шесть лет трудового стажа у женщины, не считая войны, когда все дети, в том числе и она, работали на колхозных полях, собирали колоски после уборочных машин, пополняя неокрепшими детскими своими руками закрома своей Родины.

Теперь у Нины Алексеевны 47 тысяч тенге пенсии, и больше нет ровным счётом ничего, одни только воспоминания. Когда ещё в силе была, могла из дому выходить, попыталась задать вопрос в соответствующие инстанции, не положена ли ей доплата как труженице тыла, но ей сказали, чтобы она документы привезла о том, что она действительно работала во время войны. На том и закончились попытки примкнуть к редеющим рядам переживших войну людей, для которых лозунг «Всё для фронта, всё для победы» именно то и значил, что для фронта – всё, и для Победы – всё. И так получилось, что ни с Днём Победы Нину Алексеевну никто не поздравляет, ни с Днём пожилого человека, которым она на самом деле давно уже является. И живёт она одна-одинёшенька в том доме, куда привёл её в своё время давно почивший муж, где она единственного ребёнка родила, вырастила и похоронила.  56 лет уже живет она в избушке по Ч.Валиханова, 189, рядом с железнодорожными путями, по которым поезда днём и ночью туда-сюда мчатся. Поезда мимо мчатся, и кажется, что маленький ветхий домик вместе с ними по рельсам несётся, отстукивая годы и десятилетия, от которых никуда в обострившихся к старости воспоминаниях не деться и никогда не вернуть.

Нынешний год был для Нины Алексеевны в некотором смысле значительным. В том смысле, что значительное событие в жизни старушки произошло: водопровод она была вынуждена провести в свою избушку. До сих пор пользовалась колонкой (деньги платила, чтобы из колонки ей воды принесли), а теперь эту колонку спилили, и выхода у неё другого не было, как только свой водопровод провести. Денег на это дело тоже значительное количество ушло, практически все сбережения, которые много лет она с каждой пенсии на самый крайний случай откладывала. И то ли не хватило ей денег, чтобы провести его как следует, то ли не очень мастеровитыми были мастера, которые проводили ей водопровод, только пользоваться она этим своим водопроводом не может. Потому что торчит из-под пола одна труба без вентиля, и требуются усилия, сноровка и навыки, чтобы из этой трубы воды добыть. Опять приходится кого-то просить, чтобы набрать воды во все кастрюли и вёдра, а самой бабушке сие не под силу.

А рядом с домом, как раз в том месте, где водопровод проводили, росло дерево. Оно столько же лет росло, сколько бабушка в этом доме живёт. Огромное дерево, в три обхвата толщиной. Если бы оно на избушку упало, из-за того, что корни ему подрыли, то и водопровод бы уже не понадобился. Но дерево легло у самого основания фундамента, как раз под завалинку, хотя наклонено оно было всегда над самой крышей.

Не развалило, стало быть, избушку. И теперь бабушка думает, как бы денег успеть ещё подсобрать, чтобы подремонтировать жильё, крышу, печку, осыпающиеся сени. Сядет на табуретку у окна, за которым то и дело вагоны гружёных товарняков и пассажирских поездов мелькают, и под грохот железных их колёс представляется ей сын Александр, оставшийся навсегда 29-летним парнем. Она уверена, что если бы он был жив, всё бы теперь у неё было хорошо. А так она не уверена ни в чём, ни в завтрашнем дне, ни даже в сегодняшнем.

Нина Алексеевна подтвердила, что за много лет её только два раза поздравляли с Днём пожилого человека, и то, так давно это было, что она и не помнит уже – когда. Однако в этом году 1-го октября к ней пришли с подарками. Коллеги с последнего места её работы принесли пакет с продуктами, поздравили, всего наилучшего пожелали, просто поговорили, и оттаяло человеческое сердце, даже солнышко из-за туч выплыло и пригревать принялось. Разве ж это не чудо?

Теперь самое главное, если кто в водопроводе понимает, вентиль к трубе прикрутить может, пусть свяжется с бабушкой, пусть поможет. Там ещё печка вся такая-растакая, непонятно как она будет топиться. Но хотя бы водопровод. А то он как бы есть, и одновременно как бы нет его вовсе. В общем, сами всё понимаете.

Телефон для связи с бабушкой: +7 (7222) 54-16-79

Читайте также

2 Comments

  1. Это хорошо,что вы стали поднимать тему одиноких несчастных,порой забытых всеми стариков. Защитить их больше некому. Есть ли реакция общества на ваши статьи?

    1. Реакция общества — есть. К сожалению, нет реакции со стороны государства, нет хороших законов, защищающих старость всесторонне, а не только с помощью ими же самими заработанной пенсии, которой, кстати, тоже не хватает на старость, точнее сказать, на достойную старость.

Добавить комментарий

Авторизация через соц. сети: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close