Главная / Публикации / Термомодернизация: платить нельзя отказаться

Термомодернизация: платить нельзя отказаться


После какого слова нужно поставить запятую в заголовке, каждый решает сам. Сразу скажем, что жильцы двух городских десятиэтажек, претерпевшие пресловутую термодернизацию три года назад, неоднозначно решили эту головоломку. Кто-то поставил запятую после слова «платить» и, соответственно, платит. А кто-то решительным образом поставил её перед словом «отказаться» и – не оплачивает ежемесячные квитки по кредиту, взятому по программе термомодернизации на семь лет у государства под небольшие проценты. Кто из них прав, а кто правила пунктуации подзабыл? Вопрос непраздный, но дело не в нём. Дело в том, что большинство жильцов как во сне (неосознанно, как в тумане) вспоминают организационные моменты, которых не было, но они методично подвели их к дорогостоящему ремонту. И ещё жильцы понять никак не могут, как и когда оба дома перешли из КСК «Жемчужина» в ТОО «Жемчужина Голд». С другой стороны, руководство «Жемчужины Голд» искренне удивляется такой их неосведомлённости и показывает (правда, издалека) документы, свидетельствующие о добровольном переходе народа из КСК в ТОО.
Эта история про то, как бикрост раньше времени потрескался, заинтересовала нас сразу после того, как в редакцию обратилась жительница десятиэтажки по Рыскулова, 87 Альфия Сулейменова. Она рассказала, как их дом в числе четырёх домов в районе 905-й стройки, оставшихся в своё время бесхозными, попал в 2012-м году под управление КСК «Жемчужина» во главе с его председателем Верой Владимировной Захаровой. Офис у этого КСК – далеко, в районе Новостройки, по ул. Богенбайулы. Из-за того, что он далеко, никто из жильцов там по обыкновению не бывает. Деньги за комуслуги принимает кассир-бухгалтер Татьяна Йодко, которая проживает в одном доме с Альфиёй, а рабочее место у неё в комнатушке на первом этаже. Зарплата у женщины-пенсионерки небольшая, 10 тысяч тенге с одного дома. Всего домов – четыре, стало быть, со всех домов – 40 тысяч. Немного, конечно, но и работа не очень сложная: деньги собирать, когда их приносят, а заодно и жалобы, когда жильцы на что-нибудь жалуются. Например, на то, что лифт застрял, или свет потух, или подвал водой заливает, или ещё что. Тогда Татьяна Йодко немедленно звонит Вере Захаровой, а та максимально оперативно (насколько это возможно в конкретной ситуации) предпринимает меры, необходимые для устранения возникшей проблемы. Ничего нового, в общем, всё как у всех, только ещё лучше, потому что Вера Владимировна, как выяснилось, большой профессионал своего дела, с большим стажем работы в сфере управления, у неё даже награды имеются, медаль на столе (в офисе по Богенбайулы) стоит. Но Альфия-то ничего этого не знала. Она поселилась в доме по Рыскулова, 87 в 2011-м году, а в 2012-м дом непонятным для неё образом попал под управление КСК «Жемчужина», и она стала платить за комуслуги деньги в кассу этого КСК. А в следующем 2013-м нагрянула термомодернизация, договор на проведение которой Альфия не подписывала, но с 2014-го года вместе с остальными жильцами стала исправно оплачивать ежемесячные три тысячи сто тенге по кредиту за проведённый без её подписи ремонт. Впрочем, поначалу её всё устраивало, ведь до ремонта в трёхподъездном их доме не было лифтов, а она на девятом этаже живёт. Личная заинтересованность в подъёмнике подталкивала на то, чтобы быть довольной и – платить, платить, платить… Три тысячи сто тенге с двухкомнатной квартиры, вроде, по-божески. За семь лет солидная сумма, однако, набегает – 260 тысяч тенге. Это с одной квартиры. Между тем квартир в доме 120. Несложно посчитать, во что обошлась людям термомодернизация. Впрочем, зачем считать, её и так никто не скрывает, эту сумму. Она указана в индивидуальных договорах, подписанных и не подписанных жильцами: 34 миллиона тенге. Кстати, по закону, чтобы термомодернизация состоялась, необходимо заручиться согласием двух третей жильцов. Однако договоры подписали (согласие выразили) только половина жильцов, но никак не большая их часть.
И всё бы ничего, но установленные в рамках капитального ремонта лифты очень быстро начали барахлить, застревать вместе с пассажирами между этажами, а то и вовсе не отвечать на вызов. А отремонтированная по проекту термомодернизации крыша неожиданно потекла практически после первых сильных дождей. Ядовитого цвета краска на стенах подъездов также быстро стала шелушиться и осыпаться, выбоины в полу вообще никто не задумался заделать. И особенно отключающееся то и дело от перенапряжения электричество в квартирах жильцов (не во всех, а выборочно, в шахматном порядке) раздражало и подстёгивало куда-нибудь пожаловаться на то, что их не то, чтобы обобрали, но, мягко говоря, оказали некачественную услугу в виде термомодернизации за 34 миллиона тенге. Жильцы десятиэтажки по Рыскулова, 87 сколотили сами из себя инициативную группу в количестве 26-ти человек и обратились с жалобой в ЖКХ. Пожаловались, что их КСК «Жемчужина» устроил им золотой практически ремонт, после которого они при своих проблемах остались. И вот в этот самый момент, когда они на некачественный ремонт в ЖКХ пожаловались, им повезло узнать, что их дом, равно как и соседние многоэтажки, давно уже не состоит в КСК «Жемчужина», зато обслуживается частной организацией под одноимённым почти названием ТОО «Жемчужина-голд». То есть фактически они предъявляют свои претензии к несуществующей уже организации, а про ту организацию, куда они деньги платят за комуслуги, они не знают, даже не догадываются про то, что такая организация есть, и что именно она управляет их домами. Ну не удивительно ли разве?
По совету юриста Альфия вместе с другим жильцом из её дома обратилась в суд с просьбой признать не действительным протокол от 26-го апреля 2016-го года, послуживший для «Жемчужины-голд» основанием продолжить управление домом после приостановки деятельности КСК «Жемчужина». Суд и в самом деле отменил силу протокола, составленного с очевидными нарушениями, из чего истцы поняли, что не имеют отныне к частной этой управляющей компании никакого отношения и теперь только ждут результатов аудиторской проверки, которую им обещали в прокуратуре, куда они с жалобой тоже обратились. Однако сама «Жемчужина-голд» ровным счётом нисколечко не обеспокоена ни решением суда, ни мыслями об этом решении жильцов дома, вообще ничем она не обеспокоена, продолжает работать в ударном режиме, не смотря на многочисленные долги жильцов в кассу управляющей компании. Вот что по поводу сложившейся ситуации говорит глава «Жемчужины-голд» Вера Владимировна Захарова.
«Решение суда заключается в том, что протокол общего собрания дома от 26 апреля следует признать не действительным, так как он был составлен не по форме. Ну и что? Разве в суде выяснили, что я незаконно работаю? Или что я незаконно собираю деньги? Имеется другой протокол, из которого ясно, что собрание жильцов дома по Рыскулова, 87 по поводу перехода из КСК в ТОО было проведено 7 сентября. На нём присутствовало 86 человек. Один протокол опровергли, но есть другой протокол, и он остаётся в силе. Вы намекаете, что подписи могут быть поддельными. Вот (Вера Владимировна достаёт целую пачку каких-то документов) – это не просто подписи , а индивидуальные договоры, заключённые каждым жильцом с «Жемчужиной-голд». Помимо этого мы проводим опросные листы по каждому вопросу. С большинством домов я подписала эти договоры. И налоговая подтвердила, и юрист, что я законно приостановила деятельность КСК. Теперь что касается термомодернизации. До этого люди ко мне два года обращались, буквально ходили за мной, просили взять их в КСК. На сегодняшний день мы восстановили лифты, отремонтировали подвалы и крыши. В доме по Рыскулова крыша даже не капает. По первомайской, 79 крыша действительно потекла. Когда это случилось, я била во все колокола, в конце концов, сама устранила протечки. Мы не можем отвечать за качество ремонта. Мы – организаторы, мы проводили собрания, подбирали подрядчика, чтобы люди могли его себе выбрать, составляли дефектные акты, в каком состоянии дома были до ремонта и после. Мы к деньгам не имели никакого отношения, деньги перегонялись с республики. В термодернизацию вошли следующие работы: косметический ремонт подъездов, капитальный ремонт подвальных коммуникаций, восстановление лифтов, установка пластиковых окон в подъездах, ремонт кровли. По электричеству – ничего не было сделано. Смета несколько раз менялась, если бы ещё и электричество включить, было бы очень дорого, жильцы не согласились. Электричество сделали своими силами, кондоминиум сами оформляли за свой счёт. Привели дома в порядок, свет есть, тепло есть, лифты работают как часы. Да, побежала крыша. Но если бы я её не сделала, так бы она и бежала дальше, мы её сделали за свой счёт!
В настоящее время у нас в управлении находятся семь домов. Я раньше работала начальником ЖКО Камвольно-суконного объединения, и у нас в ЖКО были три дома. А вот эти 4 дома в районе 905 стройки были сами по себе, ими никто не хотел заниматься, и они попросту разрушались. Меня пригласили в акимат (это было при Каримове и Рыболовлевой), там были люди, они написали заявление, чтобы их приняли в наш КСК. Мы приняли, начали работать, включились в термомодернизацию. В результате капитально-идеально сделан подвал, там чистота и порядок. Дома содержим, стараемся, не смотря на то, что долг жителей десятиэтажки по Рыскулова, 87 составляет полтора миллиона тенге. Между тем люди хотят, чтобы мы обслуживали их дома. И мы обслуживаем! Если бы я работала незаконно, давно бы уже не работала! Больше мне сказать нечего».
Несколько сумбурно, но в целом понятно: Вера Владимировна Захарова старается изо всех сил, а неблагодарная Альфия Сулейменова протоколы оспаривает в суде, нервы ей портит, спокойно работать мешает. Если бы людям не нравилось, как она их домами управляет, они бы не стали подписывать индивидуальные договоры с ней на сервисное обслуживание. Но они подписали, целая пачка договоров имеется. Правда, Вера Владимировна не разрешили мне сфотографировать список жильцов, собственноручно подписавших договор о сотрудничестве с ТОО, сославшись на то, что это лично её документы (не её личные, а лично её). Но, в конце-то концов, это не суть важно. Ведь всегда можно самому пробежаться по квартирам и спросить у каждого конкретного жильца, подписывал он договор с «Жемчужиной-голд» на сервисное обслуживание или нет?
Из 120-ти квартир одной десятиэтажки 87 жильцов, по словам Веры Захаровой, подписали договор на сервисное обслуживание с ТОО «Жемчужина-голд». Это много. Как минимум в каждой второй квартире должны подтвердить, что они такой договор подписали. На деле мне вообще никто не встретился (ни в доме по Рыскулова, 87, ни в соседнем доме по Первомайской, 79), кто бы подтвердил своё согласие обслуживаться в ТОО. Наоборот, некоторые до сих пор не знают, что уже перешли в ТОО, думают, что состоят в КСК.
А теперь про термомодернизацию с изнаночной стороны: ею вообще никто из жильцов не доволен, ни ценами, ни качеством, ни тем, что довелось в ней поучаствовать, ни тем, сколько ещё предстоит платить по кредитам, чтобы окончательно за неё рассчитаться. Восстановленные лифты, как считают жильцы, обошлись им слишком дорого: 6 миллионов за один подъёмник. И это притом, что по шесть миллионов в Казахстане только грузоподъёмные и медицинские лифты. А обычные пассажирские – за один миллион двести тысяч тенге предлагают купить, вместе с доставкой, установкой и желанием на нём ездить. Между тем в доме по Рыскулова, 87 три подъезда, стало быть, три лифта пришлось восстанавливать, которые обошлись жильцам в 18 миллионов тенге, и которые, по словам Веры Захаровой работают круглосуточно как часы, но почему-то круглосуточно как лифты они не работают. Буквально вечером того дня, когда мы с нею встретились , и она про лифты рассказала (что они как часы работают), один из лифтов в доме по Первомайской на вызов пассажиров в очередной раз перестал откликаться, и народ, придя с работы, пешком на верхние этажи добирался. Не в первой, как говорится.
В отремонтированных по термомодернизации подвалах мне не довелось побывать, они были закрытыми. А вот на крышу десятиэтажки по Рыскулова, которая, по мнению Веры Захаровой, «даже не капает», я попала. В тот момент крыша и в самом деле, смею доложить, не капала. Потому что дождя не было, а снег давно уже растаял. Но когда ливни нагрянут, крыша непременно потечёт, так как укрывной материал, которым её в ходе ремонта покрыли, весь уже растрескался. Видны заплатки, свидетельствующие о том, что крыша текла, жильцы жаловались, и поэтому её снова пришлось ремонтировать. Только этот мелкий ремонт после капитального ремонта вряд ли спасёт ситуацию в целом: трещины ползут по всей крыше, они пока в дырки не превратились, но — дело времени. До окончания срока платежей по кредитам за уже проведённую термомодернизацию его (времени) ещё очень много. А времени до начала новых проблем из-за протекающей крыши уже практически совсем не осталось. Они уже начались, эти проблемы.
Специфический запах канализации в квартирах, хаотично нависающие электрические провода в подъездах, ямы в цементном полу на лестничных площадках и лестницах, осыпающаяся краска после косметического ремонта, ставшего частью термомодернизации, пустая песочница во дворе, полная мелких трещин кровля, то и дело останавливающиеся лифты. И это всё притом, что в ремонт двух домов (о которых речь) вложено по госпрограмме 70 000 000 тенге! Кроме того, тариф на эксплуатационные услуги повышен до 20-ти тенге. Тариф повысили, а улучшить качество предоставляемого сервиса забыли. Оно и понятно, ведь уже отремонтированную по термомодернизации крышу сервисная компания снова вынуждена ремонтировать. А за чей счёт? Вот именно, не из своего же кармана.

Оставить комментарий

Авторизация через соц. сети: 

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*