Главная / Публикации / Семейчанка оставила лучшую подругу без квартиры

Семейчанка оставила лучшую подругу без квартиры

1446014-1-dСложно определиться, с какого момента началась эта ужасная история. Наверное, уже тогда, когда в голову благополучной до сих пор женщины пришла неожиданная мысль продать отчий дом, где она проживала с незапамятных времён, и купить благоустроенную квартиру. А может, позже она началась, когда другая мысль посетила Наталью: продать уже купленную благоустроенную квартиру на левом берегу и купить такую же на правом. На правом она выросла, ей тут привычней, уютней, и знакомых много, а на левом нет никаких знакомых, непривычно и дискомфортно, как ей показалось, почувствовалось. А может быть, всё началось в тот момент, когда Наталья залезла в Интернет и в «Одноклассниках» нашла давнюю свою подругу, с которой выросла на одной улице Рубусина.  С которой делилась детскими, а позже девическими секретами, в которой в своё время души не чаяла, а теперь, спустя много лет после расставания, так обрадовалась возможности вновь увидеться, что не подобрать слов для описания её радости.

Четыре года назад Наталья решила продать свой дом и купить благоустроенную квартиру. Денег от продажи хватило только на однокомнатную квартиру, которая подвернулась ей на левом берегу, в хорошем районе, практически в центре Жанасемея. С одной стороны, она была рада благоустроенному жилью: печку не топить, воду не носить, за приусадебным участком ухаживать не нужно. Квадратных жилых метров тоже хватало. Две её дочки выросли давно и в Россию перебрались, с мужем она разошлась, мама 18 лет назад умерла, а одному человеку много не нужно, это понятно. Но с другой стороны, что-то не устраивало Наталью в новом жилье. Какие-то непонятные скрипы, шорохи чудились ей по ночам, как-то сумрачно казалось ей в новой квартире, неуютно. Зачастила она тогда к дочерям в гости, а пока пустила в квартиру пожить хороших знакомых, чтобы присматривали за жилищем. В декабре прошлого года, когда она в очередной раз у дочек гостила, обстоятельства так сложились, что ей в срочном порядке домой понадобилось вернуться, в Семипалатинск. Но вернуться ей по сути некуда было: в её квартире проживали люди, а близких и родных, у кого можно было бы остановиться, у неё здесь нет никого.

Не смотря ни на что, билеты уже взяты. Перед самым отъездом Наталья зашла в Интернет и в «Одноклассниках» неожиданно встретила свою очень хорошую знакомую, подругу детства, с которой выросла на одной улице, но с которой давно уже связь была утеряна. Много лет они не встречались на суетливых жизненных перекрёстках, а тут – как бы свыше подарок. Наталья немедленно связалась с подругой, объяснила ситуацию, что скоро приедет, а остановиться негде, и в ответ получила приглашение погостить у неё, подруги детства, пятидесяти шести летней теперь уже Аллы.

Встреча состоялась, и была она чрезвычайно душевной. Алла встретила подругу на вокзале, и они поехали к ней домой, в её двухкомнатную благоустроенную квартиру, где она проживает вдвоём с сыном. Так им было хорошо вспомнить старые добрые времена, что как тут не пожалеть о том, что теперь, спустя годы, они живут в разных концах города, а не рядышком по соседству, как раньше. Наталья даже по этому поводу помечтала вслух за душевным вечерним чаепитием: вот бы продать квартиру на левом берегу и купить на правом, где-нибудь в соседнем доме, неподалеку от Аллы. Чего не сболтнёшь в порыве добрых чувств к собеседнику. Но собеседник, точнее собеседница, неожиданно заинтересовалась темой и стала горячо поддерживать идею, чтобы там продать, а здесь купить. Буквально на следующий день подруга дала объявление в городские СМИ о продаже квартиры. Звонки от потенциальных покупателей не замедлили себя ждать. Совсем немного времени прошло, как нашлись покупатели, пожелавшие купить квартиру за 18 тысяч долларов, и сделка была совершена. При нотариусе Наталья получила деньги, положила их в пакет, и они вместе с Аллой, по сути, организовавшей сделку, пошли домой, в двухкомнатную квартиру Аллы, где Наталья до сих пор проживала.

Самым правильным было бы не домой идти с деньгами, а в банк, чтобы положить деньги на депозит, но у Натальи на этот момент уже не было казахстанского удостоверения, только паспорт, оформленный на выезд, для окончательного переезда к дочерям в Россию. По нему она может заключать сделки о купле-продаже, но депозит открыть не может, и вообще никакие банковские услуги ей с таким документом не доступны. Выходило так, что деньги от продажи квартиры ей негде было хранить, и Наталья решила попросить Аллу припрятать деньги подальше до тех пор, пока она не купит себе квартиру.

Пока Наталья вчитывалась в объявления о продаже недвижимости, чтобы подобрать себе подходящее жильё, Алла воспользовалась деньгами Натальи, переданными ей на хранение, и купила себе новенький автомобиль. За восемь тысяч долларов она его купила и оформила на себя, хотя своих денег на тот момент у неё, можно сказать, и не было вовсе. Потому что ни она, ни её великовозрастный сын, не работали нигде, и накоплений у них не было никаких, одни только кредиты, о которых то и дело приходили напоминания из банков, и всё. Когда Алла сообщила Наталье о покупке, та, разумеется, возмутилась. Но счастливая обладательница автомобиля сумела эту волну возмущения погасить, поделившись с подругой фантастическим планом немыслимо быстрого обогащения при помощи автомобиля. «Займёмся своим делом, деньги подкопим и купим тебе двухкомнатную квартиру», — так она пообещала. По словам Аллы выходило, что немного совсем потерпеть осталось, и всё будет у них у всех как нельзя лучше. «Но почему ты без меня побежала покупать машину и почему на себя её оформила?» — не унималась Наталья. А в ответ услышала: «У тебя же документы не в порядке, какая тебе машина?» На самом деле Наталья сама могла бы купить машину и на себя её оформить, но это не входило в её планы. С другой стороны, может, и права более практичная подруга, ведь она не отказывается от своих обязательств вернуть в скором времени деньги сполна, да ещё и с процентами. В конце концов, не всё ли равно на кого оформлена машина, лишь бы всем от этого хорошо было. Во всяком случае, ничего плохого пока не произошло, — так Наталья рассудила.

Однако задуманный Аллой бизнес не заладился с самого начала. Машина то и дело оказывалась на штраф стоянке, потому что сын частенько садился за  руль слегка подвыпивши и как на зло попадался в поле зрения работников дорожной службы. Несколько раз они выкупали автомобиль со штраф стоянки, а последние месяцев пять, наверное, она стоит там всеми позабытая, ни Алла, ни её сын, выкупать её не торопятся: то ли не на что, то ли не за чем. На оставшиеся после покупки автомобиля деньги от Натальиной квартиры Алла задумала в новом бизнесе себя попробовать, о чём предупредила Наталью: «Деньги вложим в лес! Дело прибыльное, в раз разбогатеем». И женщина немедленно вложила чужие деньги непонятно во что, и теперь они находятся неизвестно где.

Когда Наталья осталась вовсе без денег, Алла внезапно потеряла к ней всякий интерес. Настолько она его потеряла, что одно только раздражение стала испытывать от её присутствия в своей квартире. В самом деле, сколько можно, живёт тут который месяц уже бесплатно и в ус не дует. Подумаешь, продукты покупает и коммунальные услуги оплачивает. Вон сколько сегодня проживание в благоустроенной квартире стоит, а ей хоть бы что. Пристроилась к ним, будто они ей родственники, а на самом-то деле не родственники они ей никакие. И стала Алла открытым текстом предъявлять свои претензии подруге: «Ты хоть бы совесть поимела, плати, давай,  за проживание или выметайся  отсюда!» Оно и правда, по-божески за съём квартиры запросила Алла с Натальи: 15 тысяч тенге всего запросила. Зато написать расписку, что деньги, без спросу взятые, обязуется вернуть, — отказалась.

Что и говорить, сложные взаимоотношения установились между бывшими подругами детства, ныне взрослыми женщинами, ставшими уже врагами. За полтора последние года, что длится и не кончается никак эта история, Наталья не раз и не два вынуждена была ночевать на улице, просто потому, что не пускает её Алла домой, дверь не отпирает и всем видом своим демонстрирует: «Не нужна ты мне больше, уходи отсюда, оставь меня в покое!» А Наталья и рада бы оставить, да деньги-то как же? Те, что она за свою квартиру выручила, а подруга ими воспользовалась и возвращать, похоже, не собирается.

Заплаканную Наталью я встретила случайно на улицах нашего города в четыре часа утра. Всю ночь она провела под тускло мерцающими звёздами, дожидаясь начала рабочего дня, и теперь выглядела заметно уставшей и растерянной. Мы разговорились, а несколько часов спустя, встретились ещё раз у нас в редакции.

Понятно, что без второй героини ужасной этой истории мне было никак не обойтись. Я попробовала наведаться в квартиру Аллы, обставленную, кстати, Натальиной мебелью, без предупреждения глубоким вечером, когда и сама Алла, и безработный её сын явно должны были быть дома. Но мне – не открыли. Пошебуршались слегка за дверью и не открыли. Имеют право. Мы же не договаривались о встрече. А теперь придётся договориться. Я позвонила на мобильный. Алла моему звонку явно не обрадовалась. Прийти в редакцию, чтобы объяснить свою позицию в отношении Натальи и взятых у неё денег для развития якобы совместного бизнеса, отказалась. Зато разрешила прийти к ней на следующий день вечером. И я пришла, вместе с Натальей. Говорить что-либо на диктофон женщина отказалась. Без диктофона ответила на некоторые вопросы, раздражённо и без желания что-либо объяснять по поводу сложившейся ситуации.

— Вы когда машину покупали на Наташины деньги, почему её не предупредили, с собой не взяли и документы на себя оформили?

— У неё же нет документов, какая ей машина?

— Вы без спроса истратили чужие деньги, предназначенные для покупки жилья для Натальи, а теперь выгоняете её на улицу, ключ от квартиры не даёте…

— Никто её не выгоняет, сама шляется непонятно где.

И так далее, и тому подобное. Своей вины в том, что Наталья осталась без квартиры, Алла не признаёт. И в самом деле, кто ж знал, что задуманный бизнес так и останется навсегда в задумках, что он не только новых денег не принесёт, но и затраченных не восстановит. А тот факт, что Алла без спроса воспользовалась чужими деньгами, исключительно по своей инициативе и по своему разумению их потратила, она во внимание не принимает и обсуждать это ни с кем не хочет. Правда, и от покупки жилья для Натальи пока окончательно не отказывается:  «Куплю, — говорит, — когда деньги будут». Но когда они у неё появятся, — не говорит.

Остаётся надеяться, что правоохранительные органы, куда Наталье необходимо как можно скорей обратиться, помогут справедливость восстановить. Как только это случится, — обо всё расскажем, со всеми подробностями и реальными именами.

P.S.: Если кто узнал в отрицательной героине свою знакомую, которая подобным образом уже поступала с вами, вашими знакомыми или близкими людьми, просьба сообщить в редакцию (собираем компромат на мошенницу, который в суде дюже пригодиться может).

Оставить комментарий

Авторизация через соц. сети: 

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*