Главная / Публикации / Семейная пара в Семее за полвека ни разу не поругалась

Семейная пара в Семее за полвека ни разу не поругалась

DSC03578Марзия и Амангельды Омашевы уже 50 лет идут по этой жизни рука об руку вместе. И за полвека они ни разу не поругались. Ни одного скандала, ни одной ссоры, ни одного обидного слова. Только желание угодить друг другу, помочь,  поддержать. И в горе, как говорится, и в радости – вместе.

Летом 1965-го года Марзия с подругами, а Амангельды с друзьями прогуливались по Центральному парку, который был тогда парком Ленина. Случайно встретились и познакомились случайно, зато всё, что произошло с ними после, иначе, чем судьбой не назовёшь. Ей тогда только что исполнилось 19 лет, ему – 24. Ни он, ни она, ни с кем до этого  не встречались. Просто жили и надеялись на счастливое будущее. Он был единственным сыном у своей мамы Ракыш, учился на последнем курсе зооветинститута. А она с 14-ти лет пошла учиться в ФЗУ и одновременно стала работать, потому что родной мамы не было, зато их у отца с мачехой было 9 детей, и пряников сладких на всех не хватало. Собственно, и времени тоже не хватало, как теперь вспоминает Марзия, чтобы по паркам с подружками расхаживать,  по танцплощадкам да кинотеатрами. Дом – работа, работа – дом. Но всё же, они встретились, потому что так должно было быть, никто не знает, почему.

На момент судьбоносной встречи Марзия работала на чулочной фабрике и пользовалась заслуженным авторитетом в коллективе и у руководства. Она тогда работала и училась в техникуме лёгкой промышленности. За доблестный труд её неоднократно поощряли, писали про неё в газетах.

В 1966-м году, после окончания института, Амангельды сделал предложение Марзие, и она благосклонно согласилась выйти за него замуж. По распределению вуза им пришлось уехать из родного Семипалатинска в Павлодар. Это время вспоминается сейчас как очень счастливое. Ему, как молодому специалисту, дали квартиру. Он работал ветеринарным врачом, она заведовала ветаптекой. Но уже через год пришлось возвращаться: мама у Амангельды тяжело заболела, требовался уход. Вскоре она умерла. Амангельды уже работал тогда преподавателем в институте, Марзия устроилась на «Большевичку». Спустя некоторое время, в 1968-м году, у них родился первый ребёнок, дочка Раушан, а ещё через два года, в 1970-м году, сын Кайрат. По настоянию мужа Марзия поступила в московский институт текстильно-лёгкой промышленности и в 1982-м году получила диплом о высшем образовании по специальности инженера-технолога. Трудовая карьера пошла в гору, Марзию выдвинули в депутаты.  Однажды даже журналистка из Москвы приехала и написала про Марзию в женском индийском журнале. На индийском языке написала, но всё понятно, потому что на фотографии, размещённой в публикации про неё, Марзия неподдельно счастливая, красивая, уверенная и в сегодняшнем, и в завтрашнем дне.

«Она всегда прислушивалась к моим советам, — говорит довольный своею женой Амангельды. – Поэтому получила высшее образование и смогла добиться хороших успехов на трудовом своём пути». А Марзия головой кивает, соглашается: да, это Амангельды подсказал в институт поступить, а я всегда во всём его слушалась. Правда, теперь уже не помнит никто, как благодаря ревности мужа ей пришлось отказаться от творческой карьеры. Ведь она пела в своё время как соловей. Кто слышал, тот непременно сравнивал её с Бибигуль Тулегеновой, так хорошо она пела. Когда жили в Павлодаре, её тут же всесоюзная художественная самодеятельность прибрала к рукам. Ею восхищались, ей хотели предложить роль Кызжибек в местном театре. Но Амангельды пришёл однажды на репетицию, увидел, как баянист замер, слушая пение Марзии, как смотрит на неё, буквально не шелохнётся (ждёт, пока она без баяна доведёт куплет до конца, чтобы подыграть дальше). Этого было достаточно, чтобы он развернулся и ушёл. А когда Марзия домой после репетиции вернулась, то он головы даже не поднял, отвернулся к стенке, лёжа на топчане, и всем своим видом дал ей понять: он такое терпеть больше не намерен. Другая бы на её месте обиделась, ультиматум, возможно, поставила бы: или терпи мою самодеятельность, или живи себе дальше как знаешь, но уже без меня (детей-то у них ещё не было тогда, и всё ещё было впереди). Но Марзия, когда поняла в чём дело, почему Амангельды на неё обиделся, только рассмеялась звонко: «Не хочешь терпеть  мою самодеятельность, значит, поставлю на ней жирную точку!» И поставила. Когда  не пришла на следующую репетицию, за нею целая делегация домой явилась во главе с директором дворца культуры. А она на крючок закрылась,  шторы задвинула, и не открыла, хотя те долго стучались, очень долго. Всё потому, что семья – важнее. Семья для неё всегда на первом месте  была и остаётся.

В сорок лет Марзие (Амангельды тогда было сорок пять) пришлось пережить страшное горе. Двадцатилетняя Раушан, оканчивавшая медицинское училище, поехала вместе с другими студентами на практику в Чекоман и не вернулась уже никогда, утонула в Иртыше. Большое мужество понадобилось тогда обоим супругам, чтобы пережить горе, как-то с ним справиться, не опустить рук и продолжить жить дальше. Всё-таки пока человек жив, ему под силу всё изменить. Во всяком случае, то, с чем он особенно не согласен. И они изменили. В 42 года Марзия родила дочку. Назвали её Гульназ. Сегодня ей уже 27 лет. Она окончила с красным дипломом Евразийский университет. Очень хотела в магистратуру поступить. Была уверена в своих знаниях и силах. Но вот, видите ли, одного балла ей не хватило, чтобы её в нашу магистратуру приняли. Она ж не платила никому ничего,  поступала сама, так как вполне уверена была в себе. И не безосновательно. Много человек на место претендовало, но у неё практически у одной красный диплом был лучшего университета в Казахстане, причём тоже не купленный, сама заслужила. Ну вот, поступала, и одного балла не хватило, как всегда. Только не зря же её мама в 42 года родила. Любимая дочка, единственная. Наскребли по сусекам денег и отправили её в Америку. И она там запросто в магистратуру поступила (кто бы сомневался, с красным-то диплом лучшего в стране университета). Закончит уже скоро обучение. Замуж за американца вышла. Домой, понятное дело, не собирается. А раньше хотела в Казахстане свою школу открыть с английским языком обучения. Теперь уже не хочет. У неё теперь другие планы. Марзия и Амангельды пока не собираются в Америку перебираться. Продолжают заниматься своею дачей, ягоды и фрукты на ней выращивают, и прочие необходимые для здорового образа жизни продукты. О внуках от дочки мечтают, от сына дождались уже двоих, мальчика и девочку.

Жизнь идёт своим чередом. Весь май наполнен воспоминаниями о войне. У Амангельды отец на войне погиб, на фронт ушёл, когда он ещё не родился, а только собирался появиться на свет. Погиб под Сталинградом в 1942-м году, и ничего от него не осталось, ни писем, ни фотографий, ни даже могилы – ничего. Когда Марзия готовилась к 55-летнему юбилея мужа, она изо всех сил старалась раздобыть фотографию, делала запросы в военкомат, обращалась и письменно, и устно. Смогла добиться, чтобы имя не вернувшегося с войны солдата внесли в Книгу памяти. А фотографию найти не смогла. Фотографии простых солдат не сохранялись, — так ей ответили на её запросы.

Конечно, непросто им обоим живётся сегодня. Она в аварию попала несколько лет назад. Шансов выжить было немного, но она выжила и снова помогает во всём своему мужу, который сегодня имеет первую группу инвалидности по зрению и на самом деле очень нуждается в помощи. Они давно уже стали одним неделимым целым и многим из нас могли бы преподать бесценный урок верности, без которой человечество вряд ли дожило до наших дней.

Оставить комментарий

Авторизация через соц. сети: 

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*