Главная / Публикации / Мы не рабы, рабы — не мы!

Мы не рабы, рабы — не мы!

«Мы в рабстве у КСК!» — убеждены Андрей и Ксения Головчук, которые принципиально не платят в кассу своего жилищного кооператива ни копейки с 1998-го года. Разумеется, они понимают, что платить всё же необходимо, но предпочитают делать это исключительно через суд. То есть на протяжении долгих лет люди сознательно идут на то, чтобы помимо накопившегося долга за эксплуатационные услуги платить ещё пеню и судебные издержки, претерпевать хлопотную судебную процедуру, терпеть прочие неудобства, связанные с брошенным родному КСК вызовом. Всё это они предпочитают вместо того, чтобы платить посильную для их семейного бюджета ежемесячную плату и сохранять нервы, оставшиеся после многолетней неравной борьбы их, как жильцов отдельно взятой квартиры, с целой организацией, обслуживающей весь их дом.

 Десятиэтажку по улице Каркаралинская обслуживает ЖК «Радуга». В одной из 180-ти квартир благоустроенного дома проживает чета пенсионеров, Андрей Семёнович и Ксения Андреевна Головчук, которые в кассу своего жилищного кооператива  принципиально не платят. Вернее платят, но исключительно по решениям судов с периодичностью примерно раз в пять лет. Понятное дело, что в сложившейся ситуации обе стороны, как работники ЖК «Радуга», так и Андрей Семёнович с Ксенией Андреевной, явно друг другом не довольны. Первые полагают, что они всё, что возможно, делают для жильцов, точнее, для дома, в котором они проживают, и поэтому те обязаны платить вовремя по всем счетам. Вторые понимают, что они должны платить, но хотят знать при этом – за что? Другими словами, прозрачности хотят. А ЖК никакой прозрачности не предоставляет, только, по их мнению, воду мутит и потом в этой мутной воде рыбу ловит. Ну, может, не мутит и не ловит, но за что деньги требует, за какую именно выполненную работу, — непонятно пенсионерам. Например, тот факт, что в одном из поданных работниками КСК на семью Головчук исков в качестве суммы, какую они хотели бы с них получить, было указано 120 тысяч тенге, а суд постановил выплатить лишь 64 тысячи, говорит о многом. Во всяком случае, этот факт сам за себя говорит, и сомневаться в точности выписываемых счетов заставляет. Чтобы не сомневаться и не обвинять, возможно, необоснованно родной ЖК в корыстолюбии, пенсионеры предпочли уже описанный выше путь взаимодействия с обслуживающей организацией: платить за реально предоставленные услуги по суду, неизбежно оплачивая судебные издержки и погашая пеню.

Было бы неправдой сказать, что Андрею Семёновичу и Ксении Андреевне всё это давным-давно не надоело. Им было бы куда проще ежемесячно оплачивать эксплуатационные услуги, получая своевременную информацию о проделанной ЖК работе и затраченных на неё средств. Но, поскольку они поняли, что ко взаимопониманию с ЖК «Радуга»  при действовавшем в нём долгие годы бессменном председателе им никогда не прийти, то они и не пытались. Просто дожидались очередного суда, дававшего им возможность в той или иной степени ознакомиться с  документами, подтверждающими обоснованность предъявленного иска, доказывали, что его сумма изрядно завышена, и затем уже платили по факту, а не по домыслам и фантазиями домоуправителей. Так бы и  дальше, вероятно, продолжалось, но внезапная смена председателя внесла свои коррективы.

В ЖК «Радуга» пару месяцев назад председатель сменился. Мамай Ахметкалиевич Ибраев возглавил управляющую домом «Радугу», и в семье Головчук поселилась надежда, что, наконец-то, у них появится возможность диалога с новым руководством, а вместе с тем придёт долгожданное взаимопонимание. Но вместо этого новый председатель вывесил на двери подъездов списки должников с указанием конкретных сумм, которые поскорей хотел бы с них собрать. Как только занял кресло председателя, так сразу и вывесил. Согласно обнародованным спискам Андрей Семёнович с Ксенией Андреевной задолжали «Радуге» 39 284 тенге + 3 220 за обслуживание теплосчётчика + 600 за традиционную промывку отопительной системы.  Глава семьи немедленно отреагировал заявлением на имя нового председателя, в котором попросил обосновать сумму вывешенного на всеобщее обозрение долга. В ответ получил отписку, дескать, должен, так плати, но никакого обоснования так и не получил. Зато указанная прежде в списках сумма долга после обращения была снижена до 28-ми тысяч тенге. Спасибо, конечно, но где гарантия, что и этот второй вариант не завышен чрезмерно? И потом, какие 3 220 тенге за обслуживание теплосчётчика, если по действующим Правилам на территории РК это забота тепловиков, не имеющая к потребителям тепловой энергии, то есть к нам с вами, никакого отношения. А 600 тенге за промывку – откуда? Почему эта надобность не учтена принятым на собрании собственников квартир тарифом? Или всё-таки учтена, но вопреки этому учёту деньги собираются во второй раз?

 Вообще, если хорошенько почитать закон о Жилищных отношениях, то можно понять, что основополагающим моментом прозрачности взаимоотношений между жильцами-работодателями и наёмными работниками наших дорогих во всех смыслах КСК как раз и является тариф. Как он складывается, из чего образуется? В каждом конкретном случае он должен складываться  из запланированных на общем собрании собственников квартир конкретных работ по ремонту дома и благоустройству прилегающей к нему территории. Наметили определённый объём работ (пресловутая промывка должна туда войти автоматически, также как уборка подъездов и многое другое, без чего дому никак не обойтись), составили смету, просчитали тариф, утвердили его на общем собрании, опять же, и – всё! Никаких поборов сверх принятого тарифа не должно быть. Ну, вот откуда у нас взялась мода ежегодно тариф повышать? Ведь это не картошка, цена которой от инфляции зависит. Это – зависимая от намеченного объёма работ по содержанию дома в порядке величина. Решили всем домом поднапрячься и сделать, скажем, большой ремонт, — один тариф. А если дом новый или только что после ремонта, то тариф уже совсем другой, однозначно более низкий. Что из сказанного следует? Очевидно, следует то, что при ныне существующей системе управления домами с помощью КСК у большинства из нас есть повод сомневаться в целесообразности употребления эксплуатационных средств вместе с собранными с жильцов в течение года дополнительными средствами. Другое дело, что большинству не хочется, в силу инертности, занятости и других причин, вникать в дела наших ЖК, ПК и КСК, что, разумеется, им на руку. Но это вовсе не означает, что они имеют право держать в чёрных списках тех, кому есть дело до их деятельности, кто интересуется законами, её регламентирующими, кому несложно  отличить саму деятельность от её видимости и подобия.

Но вернёмся уже к «Радуге», где 15 лет назад возник выше описанный конфликт, и до сих пор он никак не разрешается, даже со сменой руководства этого ЖК. Не просто вернёмся, а прямо поедем туда, своими глазами посмотрим на обстановку, атмосферу почувствуем. Приехали без предупреждения, председателя не застали (он позже приехал), зато с попавшимися во дворе жильцами побеседовали. Попавшиеся жильцы сильно глубоко не задумываются, за что платят в свой ЖК деньги, но на просьбу пожаловаться на проблемы по обслуживанию дома (если таковые имеются) тут же пожаловались: крыша много лет течёт, заявлений, чтобы её отремонтировать, ЖК не принимает, подъезды убираются редко, дай Бог один раз в две  недели они убираются, когда они ремонтировались, их подъезды, никто не помнит. О том, что руководство ЖК сменилось, большинство даже не догадывается. На подъездных дверях действительно вывешены списки должников вместе с требованием оплатить промывку отопительной системы дома и так называемое обслуживание теплового счётчика. В одном из подъездов начата побелка, но не по графику ремонта подъездов, составленному ЖК, она начата, а по просьбе жильцов, у которых свадьба намечена, а гостей приглашать стыдно, потому что в подъезде страшно. Причина, разумеется, уважительная, но и здесь ЖК не оплошал: деньги на материалы для ремонта с жильцов собрал, потому что эксплуатационных денег ему на ремонт одного подъезда, который спонтанно раз в десять лет случилось провести, ему не хватает.

Понятно, что с нового председателя, который даже про текущую крышу пока ничего не знает (я ему об этом сообщила) – какой спрос? Но я всё-таки спрашиваю: «А что, из эксплуатационных средств нельзя было подъезд побелить? Обязательно было дополнительные деньги собирать?» И он отвечает, что, в принципе, можно было бы и побелить, если бы долгов не было, а то ж больше восьмисот тысяч долгу по дому, а тут подготовка к зиме началась, где на неё денег взять? В общем, вечная история про то, как денег ни на что не хватает, сколько ни получай. К слову, хотелось бы заметить, что 800 тысяч долгу по такому большому дому, это сумма, лишь немного превышающая текущий долг (посчитайте, сколько должно ежемесячно поступать в кассу ЖК со 180-ти квартир при тарифе в 20 тенге, и вы убедитесь, что это так). Если долг стабильно не уменьшается и не растёт, а касса ежемесячно пополняется обоснованно ожидаемой суммой, то стоит ли вообще говорить о долге вместо того, чтобы рассчитывать на уже поступившие средства?

За два неполных месяца в должности председателя бывший электрик названного ЖК  Мамай Ахметкалиевич Ибраев успел яму закопать недалеко от дома оставленную тепловиками после ремонта теплотрассы, и теперь вплотную занимается решением насущной аж с 2008-го года проблемы с текущей в 1-и и 2-м подъездах канализацией. «Где-то труба прогнулась, — говорит, — надо её поменять, а то вода подвал заливает.  Это обязанность горводоканала, но вот уже пять лет подряд канализация постоянно забивается, приходится по 2-3 раза в день аварийную службу вызывать». Что тут скажешь? Только предположить можно, что пять лет для решения такой сложной проблемы по замене трубы в канализации – маловато будет. Мы знавали случаи, когда канализация в благоустроенном доме текла пожизненно, и до сих пор течёт, и когда перестанет течь, никто даже представить себе не может. Но, дай Бог, Мамаю Ахметкалиевичу повезёт, и он справится с проблемой гораздо раньше, чем иные невезучие председатели справляются. Давно ж известно, что капля камень долбит, если заниматься решением проблемы настойчиво и методично, то, глядишь, она и разрешится.

Между тем, о том, что капля камень долбит, семье Головчук тоже известно. Поэтому они и добиваются справедливости, настойчиво и методично, на протяжении 15-ти лет уже. Не справедливости даже добиваются, а выполнения закона о жилищных отношениях, в соответствии с которым жильцы не должны выпрашивать отчётности у нанятых ими самим управленцев. Наоборот, те сами обязаны предоставлять  отчёты о проделанной работе и затраченных на неё средств по требованию жильцов. Да это нетрудно, согласитесь, — предоставить протоколы собраний с принятыми на них тарифами на основании обговоренного объёма работ, а заодно составленные сметы показать, по которым отчитаться в конце сезона придётся. Не только нетрудно, но по закону положено. Вот только того, что положено по закону, и добиваются настойчивые Андрей Семенович и Ксения Андреевна. Между тем конфликт затянулся и пережил уже одного председателя, 19 лет эту должность занимавшего, а при втором председателе, похоже, новый виток его развития начинается. Это, как минимум, странно. Тем более, что ничего сверх естественного жильцы от «Радуги» не хотят. Хотят только, чтобы она расцвела всеми своими радужными цветами для всеобщего их благополучия, тем более, что эксплуатационных средств, собираемых ежемесячно со 180-ти квартирного дома, по их мнению, вполне хватает для всеобщего благоденствия и счастья.

Оставить комментарий

Авторизация через соц. сети: 

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*