Главная / Публикации / Люди Семипалатинска: Николай Исаев

Люди Семипалатинска: Николай Исаев

isaev

Николай Николаевич Исаев  знаком горожанам  по многочисленным публикациям в городских СМИ, выступлениям по телевидению, систематическому участию в круглых столах, посвящённых решению наиболее значимых городских проблем. В роли вице президента  Ассоциации некоммерческих организаций он знаком практически всем действующим сегодня в Семее НПО, а в качестве Почётного строителя его помнят старожилы города, многие из которых и по сей день живут в построенных при его непосредственном участии домах. А многие наоборот, ничего про него не помнят и не знают, а когда читают его публикации на страницах местных газет, удивляются: до всего-то ему есть дело, всем-то он недоволен, всё бы на свой лад перекроил, неугомонный какой-то, даже немного странный. Есть и такие, кто не обращает на него ровным счётом никакого внимания: мало ли чудаков на свете, дон кихотов своего времени, которые льют без видимой пользы воду на неисправные городские мельницы. На всех внимания не напасёшься. Но всё же интерес такие люди всегда вызывают. Простое человеческое любопытство подталкивает узнать о них чуть больше того, что уже известно. Именно поэтому, вне всяких сомнений, интервью с этим человеком многие прочтут с большим удовольствием.

— Николай Николаевич, Вы в Семипалатинске родились?

— Я родился в Петропавловске в 1948-м году. Но мой дед приехал в Семипалатинск из Питера ещё в 1918-м году. Он работал здесь в системе жилищно-коммунального хозяйства. У меня даже фотография есть датированная 1924 годом, где дед вместе с работниками семипалатинского  ЖКХ запечатлён. Мой отец служил в авиации, поэтому семья переезжала из города в город, но с 1952-го года мы здесь живём постоянно. Получается, я здесь живу с четырёх  лет. Учился в 10-й школе. Она была недалеко от аллеи скульптур советских деятелей, в то время сквер называли Абаевский садик, её теперь уже снесли. После школы поступил в строительный техникум, а после его окончания – в Усть-Каменогорский строительный институт.

— Надо полагать, основная часть трудового пути как раз со строительством и связана?

— Так и есть. Сразу после института начал работать в дорожном строительстве, позже перешёл в сельское строительство. Дослужился до первого заместителя объединения «Облагропромстрой». В отделе капитального строительства облисполкома осуществлял контроль над качеством строительства. Технадзор я вёл при начале строительстве драматического театра, реконструкции  зимовки Ауэзова и Абая, в Жидибае, и  , сельских школ, больниц, клубов в районных центрах области, поскольку курировал ещё и районы. Работая в тресте «Семсельстрой», был начальником сметно-договорного отдела, позже – начальником лаборатории коммерческого анализа, Отдела организации и оплаты труда. В 1986-м году  произошло объединение пяти трестов и ряда других строительных структур агропромышленного комплекса. В системе «Агростроя» которая объединяла до 9 тысяч работающих, я с первого дня работал начальником отдела труда и зарплаты. А через год был избран и утверждён  первым заместителем, заместителем начальника объединения по экономике и финансам. В этой должности я работал 15 последующих лет. Объём работ был огромным: 4-5 детсадов, 5-6 школ, десятки тысяч квадратных метров жилья в год, клубы, животноводческие комплексы.

— Поистине огромная стройка. Но ведь к концу 90-х она по известным обстоятельствам свернулась. И что тогда?

— Вот именно тогда я и ушёл в общественную работу с головой. Хотя общественной работой я занимался всегда. Можно сказать, со школьной скамьи я ею занимался. Был редактором школьной газеты.  Грамоты за общественную  получал практически с 5-го класса. Я всегда знал, что общественность – это сила. И с её помощью многое можно решить в этой жизни, многие неподъёмные проблемы с мёртвой точки сдвинуть. Ещё до завершения строительной карьеры меня избрали вице-президентом общественного фонда «Реформа». Это время совпало с массовыми лесными пожарами, по гранту фонда Сороса при поддержке наших предпринимателей, при активном участии профессора Михаила Панина мы одними из первых занялись вопросами сохранности ленточного бора в числе прочих проблем, которыми довелось заниматься в рамках этой общественной организации. В 2001-м руководителями более 20 наиболее активных НПО было принято решение об организации ассоциации некоммерческих организаций. Я был избран её вице-президентом, и до сих пор им являюсь. Изначально мы преследовали цель – объединить усилия всех действовавших на тот момент в нашем городе НПО, поскольку вместе решать любую проблему всегда легче.

— Доводилось слышать мнение о вас как о чрезвычайно упёртом человеке. Даже уже когда всем понятно, что проблема по тем или иным причинам относится к заведомо не решаемым проблемам, что не стоит тратить на неё свои силы, время и внимание, всё же вы упорно продолжаете поднимать связанные с нею вопросы и  вопреки здравому смыслу пытаетесь её решать. Так ли это на самом деле? Вообще, что вами руководит при выборе целей, которые вы перед собой ставите и потом готовы тратить бесконечно много своей энергии для их достижения?

— Если я уверен в своей правоте, меня ничто не заставит отступиться, буду добиваться, пока не получится. Вот, например, отдали предпринимателям подвалы двух многоэтажек по Найманбаева 153 и 155, и меня никто не смог пока убедить, что это правильно. Если уже они пользуются подвалами, которые являются общим имуществом  жильцов, пусть оплачивают комуслуги, хотя бы из расчёта 100 тенге за квадратный метр. Казалось бы, совершенно очевидный факт: пользуешься чем-то, что тебе не принадлежит, так – плати за это хозяину, или получи от него разрешение на бесплатное пользование. А здесь ни разрешения от жильцов нет, ни оплаты за использование чужих подвалов в своих личных целях. Само собой разумеется, что это – неправильно, незаконно. Но я уже немало времени и сил потратил на то, чтобы это доказать, и пока, к сожалению, бесполезно. Другой бы, возможно, отступился, но не я. Что мною руководит? Просто хочется, чтобы был порядок, чтобы соблюдалась элементарная целесообразность во всём, что с нами происходит. Разве есть хотя бы какая-то логика, не говоря уже о целесообразности, в том, что у нас никто не поддерживает дачников? Фермеров поддерживают, методично и всесторонне, а дачников – нет, хотя они решают всё ту же продовольственную программу. Из прежних сорока тысяч дач сегодня осталось только пятнадцать тысяч. И не потому, что люди разучились или не хотят на них работать, а потому, что условия их содержания стали для многих невыносимыми. С 2001-го года перестали регулярно ходить автобусы на дачный массив Орлёнок. Только раз в неделю дачники, у которых нет личного транспорта, имеют возможность приезжать к десяти часам на свою дачу и уезжать обратно в пять часов вечера. Билет на дачный автобус стоит 150 тенге в один конец. Чтобы съездить раз в неделю на дачу всей семьёй, тысячу тенге нужно потратить, а то и больше. А пока всю неделю грядки не поливались, так они и посохнуть могут, ничего не вырастет на них, как ни старайся. Пятнадцать лет уже подряд дачники борются за своё право оставаться дачниками, многие не выдержали борьбы, свои дачи побросали, но проблема так и остаётся не решённой. А ведь как бы там ни было, её необходимо решать! Если меня кто-нибудь убедит в обратном, докажет, что дачники, построившие свои дачи на выделенных им в своё время земельных участках, не заслуживают помощи в решении их проблем, я готов публично извиниться за то, что мешаю спокойно жить всем, от кого зависит решение этого вопроса.  Продолжать ряд проблем, с которыми горожане сталкиваются с удивительным постоянством, можно ещё долго. Но главное — не опускать рук, пытаться решать эти проблемы, а сообща, как я уже сказал, они решаются проще. Тем более, что суть человеческой жизни как раз в том и заключается, чтобы что-то решать и действовать, а не наоборот.

 — Если бы у вас появилась возможность чудесным образом исполнить любые три своих желания, вы бы что тогда загадали?

— Мне бы одного желания хватило: чтобы все были здоровыми. Всё остальное – решим.

— Николай Николаевич, вы – удачливый человек?

— Вполне. Мне с самого начала повезло встретить хороших учителей, быть с ними рядом, учиться у них самому главному – жизни. В школе это был наш директор, заслуженный учитель СССР Зиновий Дмитриевич Кархатский. В строительном техникуме – мой куратор, учитель немецкого языка Роберт Юрьевич Фризоргер. В армии – это офицеры, многие из которых работале ранее советниками в различных странах, например наш начальник штаба много лет был советником при Фиделе Кастро. С особой теплотой, я вспоминаю нашего тренера Петра  Васильевича Андреева, у которого мы научились работе в команде. Мне довелось быть знакомым с тремя первыми секретарями горкома партии, у которых я многому научился, особенно много мне дала работа вместе Николаем Матвеевичем Ульяновым. Мне повезло вместе работать с Виталием Григорьевичем Вергуновым, занимавшим должность управляющего треста «Сельстрой». По-настоящему дальновидный человек, опережавший как минимум на шаг своё время. И, конечно же, своего отца не могу не назвать в ряду учителей с большой буквы. Он был всесторонне развитым человеком, умным, справедливым. В молодости, он выступал в цирке. Был когда-то в нашем городе свой цирк, и вот он выступал на его арене. Он работал педагогом, в авиации участвовал в финской Великой отечественной войне и закончил воевать на Дальнем Востоке  Мне повезло встречаться и беседовать с нынешним вице-спикером парламента, политиком, дочерью президента Казахстана Даригой Назарбаевой, будучи в партии Асар. Но самое главное, я всю жизнь занимался любимым делом, у меня была лучшая на земле профессия строителя, которая многому научила и сделала, в конце концов, меня таким, каков я есть на данный текущий момент.

— Николай Николаевич, если бы у вас появилась возможность чудесным образом исполнить любые три своих желания, вы бы что тогда загадали?

— Мне бы одного желания хватило: чтобы все были здоровыми. Всё остальное – решим.

1 комментарий

  1. Исаев человек способный, но однако амбициозный. Он не терпит конкурентов. Он больше гуманитарий и не знает технических расчётов. Он сам любит контролировать всё, даже если там он профан. Дон — Кихот, бы на него обиделся. Всё, что он делает , то ради себя и своего Я. Меня лично, он по тихому изолировал, хотя я старше его на восемь лет и знаю не меньше, а больше, так как ни когда не был карьеристом,но зато много работал как инженер проектировщик. Хорошо знаю градостроительство, так как проработал в отделах градостроительства области и города более шести лет не контролёром, а исполнителем. Сам мог запроектировать микрорайон, проложить по генплану магистраль, как проспект Ауэзова. Очень хорошо знаю силу и слабость тех руководителей которых перечислил Исаев. К сведению горожан Исаева, как строителя. тем более ПОЧЁТНОГО знают мало. Честному человеку было бы стыдно носить это звание, хотя бы по тому, что начиная с 1991 года стройка стала затухать. Почти все тресты на сегодня ликвидированы, а сельский строительный комбинат — это развалины напоминающий Берлин образца 45 года.

Оставить комментарий

Авторизация через соц. сети: 

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*