Публикации

75-летнего семейчанина записали в покойники, когда ему было 69 лет

DSC00245Если ты уже умер, но пока не знаешь об этом и даже не догадываешься, то можешь жить-поживать и дальше, жизни радоваться. Пока тебе вдруг не скажут, что ты умер, и поэтому обычные для всех остальных людей блага тебе уже не полагаются. Вот тогда у тебя начинаются поистине глобальные проблемы, решить которые ты не в состоянии. Потому что куда бы ты ни пришёл и с каким бы вопросом ни обратился, тебе никто не объясняет ничего. На все вопросы один ответ: «Идите в… — ЦОП». Но и в центральном отделе полиции, когда ты туда приходишь, тебе тоже не рады. Собственно, именно там тебе не рады больше всего. Ну конечно, как тут обрадуешься, если умерший много лет назад (согласно базе данных о горожанах) человек приходит вдруг живой и невредимый и понять отказывается, что он, оказывается, умер.

С 1996-го года  Владимир Ефремович Васьковский проживает в Семипалатинске. Раньше проживал в Бородулихинском районе, а потом в город переехал вместе с семьёй. Здесь в своё время на пенсию оформился и благополучно получал её вплоть до июля текущего 2014-го года.  В последний раз пятого июля он её получил по карточке, а когда в следующий раз 5 августа пришёл получать, то банкомат отказался выдать деньги, пояснив записью на экране своему клиенту, что действие карточки у него закончилось (три года прошло).

Чтобы получить новую карточку Владимир Ефремович поехал в отделение Народного банка на Пушкина, 100 вместе со своей женой Надеждой Васильевной Плотицыной. Вообще-то предыдущие карточки оба пенсионера здесь оформляли, но в этот раз их перенаправили в другое отделение, на Панфилова, 22. Однако и в этом отделении новую карточку Владимиру Ефремовичу не стали оформлять. Сказали , что у него удостоверение старое, пусть в ЦОН идёт и удостоверение поменяет. Супруги направились тогда в ЦОН, но там их сначала из одного окна в другое погоняли, а потом написали какую-то бумажку и отправили в ЦОП.

В ЦОПе подтвердили, что удостоверение у Владимира Ефремовича действительно негодное, что его необходимо поменять. Сфотографировали его и сказали, что через 15 дней всё будет готово. Пришли они с супругой через 15 дней за удостоверением, но их там сразу не вспомнили (может, потому что утром пришли?), попросили прийти после обеда, в три часа. Ну, в три, так в три. Ради удостоверения, без которого пенсию никак не получить, они готовы были прямо под дверью до трёх часов простоять. Однако и в три часа никакого удостоверения им не выдали. Объяснили, что заявление написать необходимо, а потом ещё месяц подождать, потому что документы нужно отправить в Астану и Усть-Каменогорск, дождаться ответа и только потом. Делать нечего, написал Владимир Ефремович заявление, и пошёл со своей Надеждой Васильевной домой, дальше жить ещё месяц на её пенсию. Когда спустя месяц, 28-го сентября, снова пришли супруги в ЦОП, то им опять удостоверения не дали, сказали, что из Усть-Каменогорска необходимые бумаги пришли, и из Астаны тоже пришли, а из Семея что-то ещё не пришло, поэтому через пять дней пусть приходят и тогда, может быть. Владимир Ефремович так расстроился, что и ноги у него стали ватными, и давление поднялось, и язык стал заплетаться. И начал он заплетающимся своим языком предположения выдвигать насчёт своей пенсии, которую, наверное, кто-то получает, и поэтому ему удостоверение так долго не выдают, чтобы он новую банкоматовскую карточку не мог оформить. Так, одним словом,  расстроился, что даже идти нормально не смог. Упал и сломал бедро. Угодил сначала в больницу, а после домой его перевезли, и теперь он там больше месяца лежит, ни сесть ему  не под силу, ни встать. Слава Богу, жена есть у человека, и она за ним ухаживает.

Кстати, именно на неё, 75-летнюю Надежду Васильевну (Владимиру Ефремовичу тоже 75), само собой целиком и полностью взвалилось бремя по ведению хозяйства в их небольшом частном доме с приусадебным участком, по уходу за больным мужем и преодолению бесконечных хлопот по восстановлению неожиданно устаревшего его удостоверения личности. Поняла Надежда Васильевна, что надо теперь быть вдвое, а то и втрое сильнее, чтобы со всеми свалившимися на неё трудностями справиться. Решила оформить генеральную доверенность на ведение дел от лица временно выбывшего из строя Владимира Ефремовича. Пришла к нотариусу, объяснила суть дела: так, мол, и так, доверенность нужна, так как муж у неё занемог. А нотариус только плечами пожимает, доверенность не даёт, потому что заглянул в свой компьютер и увидел, что муж у Надежды Васильевны не занемог вовсе, а умер в 2008-м году.

На этот раз саму Надежду Васильевну чуть удар не хватил. Плохо ей стало невероятно от такого сообщения. Она на этого нотариуса, который такое про её мужа сказал, обиделась и пошла к другому нотариусу. Но и другой нотариус подтвердил: статус у Владимира Ефремовича неподходящий, не может он при таком статусе никому дела свои доверять, потому что не может быть у него никаких дел, с 2008-го года не может их быть и баста.

 Октябрь уже миновал почти, ноябрь скоро. Отопительный сезон давно начался даже в благоустроенных домах, а в частных неблагоустроенных и того раньше он начался. Необходимо углём запасаться и дровами, но нет надежды у Надежды и  её мужа Владимира на скорое восстановление удостоверения, а вместе с ним и карточки на получение пенсии. И не в силах пожилые люди понять: кто, когда и как, а главное зачем записал живого человека в покойники? Получается, шесть лет назад пенсионер как бы умер, но пенсию ему выплачивали исправно, и в больницах его обслуживали, и налоги он своевременно оплачивал и так далее, и тому подобное. Ну, и как такое возможно? Между прочим, три года назад, в 2011-м году, когда он уже в списках умерших значился,  ему без проблем удалось оформить карточку на получение пенсии. А теперь что ж? Сколько ждать-то ещё восстановления документов?   Признания себя живым до каких пор дожидаться?

Можно ещё долго рассказывать про мытарства Надежды Васильевны, которая и временное удостоверение мужу оформила (не бесплатно, разумеется), и множество других шагов предприняла, чтобы возобновить, наконец, получение пенсии, которая особенно теперь, когда муж к постели прикован, очень нужна, но – тщетны все её усилия. Пенсию по временному удостоверению не выдают, тем более по квиточку, выданному вместо негодного удостоверения, её тоже не выдают. А в ЦОПе только и делают, что обещают выдать новое удостоверение, но — чуть позже. Много месяцев уже обещают, но дальше обещаний дело не идёт. И как быть людям, оказавшимся в нелепой, невозможной практически ситуации? С другой стороны, если у нас и невозможное возможно, почему бы не сделать исключения из правил и не выдать бы человеку его пенсию, без которой он не по своей вине вот уже четыре месяца существует? И потом, когда же, в конце концов, восстановят Владимира Ефремовича в его статусе живого человека, к которому он, безусловно, и совершенно очевидно принадлежит? А за то, что его незаконно лишили этого статуса, кто-нибудь ответит? Но главное, пенсию выдайте человеку! Ему к зиме необходимо подготовиться и пошатнувшееся здоровье поправить.

 

Читайте также

Добавить комментарий

Авторизация через соц. сети: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close