Главная / Публикации / Кто украл мальчика?

Кто украл мальчика?

Ержан Суюнжанов, пропавший в пятилетнем возрасте 18 лет назад, до сих пор находится в розыске. Оперативно-розыскные мероприятия, направленные на поиски его следов, периодически активизируются. Не сами по себе, конечно, они активизируются, а исключительно стараниями его отца, так и не успокоившегося с тех пор ни на минуту, продолжающего верить, надеяться и ждать. Благодаря этим его стараниям только самый равнодушный остался в стороне от нашумевшей истории. Внимание общественности долгое время было приковано к расклеенным по всему городу листовкам с информацией о пропавшем мальчике и его фотографии. На протяжении всех долгих лет безрезультатных поисков ребёнка (позже юноши, а теперь уже взрослого человека)  родственники Ержана Суюнжанова ни на мгновение не усомнились, в том, что он жив. Именно поэтому в городских  СМИ время от времени появляются публикации, подобные этой. По мнению  отца пропавшего мальчика, Даниала Суюнжанова, точку в этой истории можно будет поставить лишь в двух случаях: либо когда он найдётся, либо когда появятся неопровержимые доказательства того, что его уже нет в живых.

18-let-spustyaИстория на самом деле потрясающая, загадочная, таинственная, пожалуй, самая непонятная история, во всяком случае, ставшая таковой в результате отсутствия каких-либо результатов от проводящейся на протяжении 18-ти лет оперативно-розыскной работы. Понятно, что оперативно заниматься розысками пропавшего человека на протяжении двух почти десятилетий ни у кого не получится. Но, как бы там ни было, если работа действительно ведётся, то хотя бы какие-нибудь результаты от её непрерывного ведения должны быть, разве не так?

Я очень хорошо помню, когда Даниал Шамшиденович впервые 18 лет назад обратившись   за помощью в редакцию, рассказал,  при каких обстоятельствах пропал его ребёнок. Возмущался, что информация об исчезновении мальчика с территории детского профилактория «Сосна» сохранялась в тайне на протяжении трёх суток. Самые первые драгоценные минуты и часы, когда вероятность найти ребёнка живым или мёртвым сохраняла свою максимальную эффективность, были упущены.

19 детей проходили курс оздоровления в детском профилактории «Сосна» в июле 1996-го года. Самому старшему – пятнадцать лет, самому младшему, Ержану Суюнжанову, — пять. На прогулку в тот злополучный день, 14 июля 1996-го года,  вышли 16  детей, трое, вроде как, плохо себя чувствовали и не пошли поэтому гулять. Гулять – это образно сказано, правильнее будет сказать – воздухом дышать на полянке под грибочком с песочком. Гулять, по словам медицинских работников, дети пошли вместе с ними, и находились поэтому всё время под их неусыпным присмотром. Вот они погуляли якобы под присмотром пару часов и  вернулись к 12-ти часам дня в корпус. 15 детей вернулись, а Ержан – нет. Он куда-то пропал, никто не знает до сих пор – куда. Что там за присмотр был такой, непонятно, почему  15-летние отроки вместе с малышами под грибочком с песочком играли, тоже трудно объяснить. Куда мог пропасть ребёнок с огороженной территории, находясь под присмотром медперсонала, даже при очень хорошем воображении невозможно представить. Тем не менее, факт остаётся фактом – он пропал и до сих пор так и не нашёлся. Я когда первый раз про эту удивительную (криминальную, между прочим) историю писала, всякие догадки пыталась строить, звонила то и дело со своими догадками Даниалу: «Может, он в туалет провалился? Маленький же, упал вдруг нечаянно в яму. А может, его нечаянно убили (мало ли, что может произойти, когда большие и маленькие дети вместе играют?), испугались ответственности и закопали в песках соснового бора?» Но Даниал и эти, и многие другие предположения тут же отмёл: туалеты первым делом тщательно проверили, всю местность в округе с учёными собаками прочесали на много рядов подряд – не нашли следов преступления.

«Я не давал городу спать!» — говорит Даниал Суюнжанов сегодня, спустя 18 лет после тех событий. И мы помним это, как он и в самом деле спать  не давал: салоны городских автобусов были буквально залеплены листовками с фотографией малыша, с информацией об его исчезновении и обстоятельствах исчезновения. Листовки висели на всех столбах, деревьях, дверях, павильонах, домах, подъездах… Весь город был увешан листовками. Родители надеялись найти своего сына. Они и теперь надеются. «500% гарантии, что он – живой!» — говорит Даниал и достаёт из папки подтверждающие тому свидетельства. Самое главное из них, — это записка, на которой рукой победительницы «Битвы экстрасенсов» Бахыт Жуматовой написано, что Ержан – живой. Зовут его теперь Акмаль, что-то с ногой у него, видимо, хромает, а искать его следует в горной местности, там, где есть канатная дорога. Встречи с экстрасенсами, гадалками и всякого рода провидцами давно стали для Даниала неизбежными и постоянными. Оно и понятно: где ещё ему искать поддержки и утешения? Следствие по делу об исчезновении Ержана Суюнжанова с территории государственного медицинского учреждения, взявшего на себя ответственность за его оздоровление и, само собой, за сохранность и безопасность, так вот это следствие постоянно приостанавливается. Потому что нет, по мнению следователей, объекта, который можно было бы привлечь к ответственности за случившееся. Получается, никто не виноват. А теперь, даже если бы и нашёлся кто-нибудь виноватый, то за давностью лет его не накажешь. С одной стороны, жаль, конечно, что ситуация искусственно приведена в патовое состояние, ни победителей нет, ни проигравших, всё замерло в одной поре и зафиксировалось родительской надеждой на то, что их ребёнок живой. Но с другой стороны, именно теперь, когда столько лет прошло, что срок давности для реальных преступников уже истёк, когда они могли бы понести наказание за совершённое преступление, не пора ли душу облегчить и рассказать правду родителям, имеющим право знать, что же на самом деле случилось с их ребёнком?

Правда может заключаться в самых неожиданных моментах. Она, если бы её раскрыть, могла бы принести родственникам Ержана и радость (в случае, если он на самом деле жив), и горе (если его жизнь прервалась в то злополучное воскресенье, 14 июля, 1996 года). Но в чём бы правда ни заключалась, только она способна успокоить души близких Ержану людей и поставить точку в непростой истории с бесследной пропажей пятилетнего мальчика среди бела дня прямо из под носа чуть ли не двух десятков людей из двух медработниц и дюжины разновозрастных гавриков, вместе с которыми находился во время прогулки Ержан. И самое потрясающее, — ведь она кому-то из них известна, самая что ни на есть правдивая правда. Возможно, она известна медперсоналу санатория «Сосна», который практически в том же составе и ныне продолжает  в нём трудиться. Возможно, дети, точнее бывшие дети, а теперь взрослые уже люди, которым около тридцати, а некоторым и за тридцать, возможно, они знают правду. Не исключено, что и те, и эти её знают, но молчат, потому что раньше наказания боялись, а сегодня смысла не видят к прошлому возвращаться. Только всё дело в том, что для них это прошлое, а для родителей – всё будто вчера случилось. Никогда они не смирятся с неизвестностью судьбы своего ребёнка. Нет для них в этой истории прошлого, одно только настоящее есть, которое всегда кровоточит и никогда не заживает.

Восемнадцать возможных свидетелей. Вот бы им всем теперь собраться за одним большим столом, можно его накрыть теми же самыми блюдами, что были приготовлены тогда, в тот самый обед, на который по непонятным пока причинам не попал Ержан, вновь окунуться в атмосферу того времени и попытаться что-нибудь вспомнить. Что-нибудь очень важное для восстановления событий летнего воскресного дня, разорвавшего связь пятилетнего ребёнка с его родителями, близкими и родными людьми.

А что, давайте и в самом деле, соберёмся за общим столом переговоров. Это я ко всем, кто был тогда рядом с Ержаном, обращаюсь: позвоните, договоримся о встрече, встретимся и поговорим. Глядишь, что-нибудь и прояснится. Любая деталь, сохраненная цепкой детской памятью, может оказаться важной и к раскрытию давней загадки может привести.

Родственники пропавшего Ержана придерживаются версии, что его кто-то вывез с территории санатория, усыновил и воспитывал как родного, потому что своих родных детей у него нет. Такое тоже может быть. Но и тогда безутешные родители обращаются к людям, заменившим родителей мальчику, чтобы отозвались. Предлагают дружить семьями. Ведь нет же теперь смысла бороться за право воспитывать малолетнего ребёнка. Ребёнок вырос, 22 года ему сейчас, 20 февраля исполнится 23. Где он учится (или уже работает)? О чём мечтает? Может быть, он уже женился, и у него есть свой ребёнок? Обо всём, что касается Ержана, интересно знать его родителям. Им хочется знать о нём всё. Они имеют на это право.

Помимо записки от сильнейшего экстрасенса Казахстана, подтверждающей, что Ержан (хотя он теперь и не Ержан) живой, Даниал собрал сотни подтверждений этому от других гадалок и ясновидцев. Он сам, как ему кажется, то и дело слышит его голос. Именно поэтому он так сильно печётся о том, чтобы розыск Ержана не прекращался, чтобы люди нашего города, всего Казахстана, а также ближнего и дальнего зарубежья знали, что врождённые три ямочки на лице у сына (две на щеках и одна на подбородке) – это довольно редкая неискоренимая примета. По ней можно его узнать при встрече, а узнав, сообщить Даниалу о том, что эта встреча состоялась. Другими словами, в очередной раз обращается отец с просьбой о содействии в розыске сына, пропавшего 18 лет назад.

Уже и в программу «Жди меня» принята его заявка. Поиски по линии этой телевизионной программы результатов пока не принесли, но это – только пока. В том, что результаты рано или поздно появятся, Даниал ни на мгновение никогда не усомнился. Он ждёт, терпеливо и безропотно.

А ещё может такое случится, что сам Ержан прочтёт про себя публикацию, узнает на фото себя, и в описанных событиях себя тоже узнает. Узнает, всё вспомнит и найдёт кровных родителей. Для них любой вариант встречи хорош. Они уже 18 лет подряд ждут этой встречи. И пока сердце в груди бьётся, ждать не перестанут. Об этом в очередной раз завёл разговор Даниал в городских СМИ. И очень хочется его поддержать и помочь ему в этих поисках. А если не в них, то в установлении полной истины, которая тем пока ограничивается, что попал ребёнок в госучреждение, чтобы здоровье поправить, да так и не вышел из него никогда, исчез в неизвестном направлении, как бы в воздухе растворился. 

 

2 комментария

  1. А что если написать письмо в Битву Экстрасенсов, и пусть телешоу проведет расследование!Мне кажется они возьмутся потому что очень странное исчезновение, и результат точно будет!!!

  2. Я очень хорошо помню эту историю, я сам отдыхал в этот год в лагере тоже в июле, только не в Сосне, а там не подалеку. Очень сочувствую семье… Дай Бог, чтобы ясновидящие оказались правы. Пусть Ержан найдется живым и здоровым!

Оставить комментарий

Авторизация через соц. сети: 

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*